Юрий Цинговатов
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2011 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Юрий Цинговатов

2011 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Юрий Цинговатов

Юбилей бравого солдата Швейка

Юрий Цинговатов с Йозефом Швейком.

      В марте 2011 года исполняется 90 лет c тех пор, как на улицах Праги появились рекламные плакаты «лучшей юмористически-сатирической книги мировой литературы». Сегодня не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться – речь шла о книге Ярослава Гашека (1883-1923) «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой и гражданской войн у нас и в России».

     Героем произведения был рядовой пражский «маленький человек» Йозеф Швейк, наделенный на свое горе природным здравым смыслом, противостоящим идиотизму государства и его институтов. Признаки этого идиотизма проявились в условиях разразившейся мировой войны, пожалуй, во всех воюющих странах. И это сделало образ Швейка универсальным и понятным всем читателям.

      На писательском счету Ярослава Гашека более полутора тысяч рассказов, фельетонов, пьес, репортажей, несколько десятков из них написаны по-русски. В них целый паноптикум лживых и продажных политиканов, религиозных святош, бюрократов – мошенников, тупоголовых солдафонов, паразитирующих на народной доверчивости и традиционном чешском алибизме (я за это не отвечаю). Чего стоит только созданная им клоунская «партия умеренного прогресса в рамках законности» - яркая пародия на современное партстроительство. Но высшим достижением его творчества стали «Похождения бравого солдата Швейка».

     По замыслу автора, призванного в австрийскую армию в феврале 1915 года, Швейк должен был повторить его собственный боевой путь, оказавшийся, впрочем, весьма недолгим. 23 сентября 1915 года Гашек добровольно сдался в русский плен и находился в Дарницком под Киевом и в Тоцком под Самарой лагерях для военнопленных. Весной 1916 года он вступил в Чехословацкий легион в России, где начал служить на скромной должности полкового писаря. Под видом работы над историей легиона, он приступил к созданию почти автобиографических «Похождений», принесших ему мировую славу.

     Парадоксально, но факт: герой Гашека по популярности превзошел самого автора. Свидетельством тому стали многочисленные памятники Швейку, главным образом,  в местах по которым он прошел со своей маршевой ротой.

     Первый из этих памятников был установлен на Востоке Словакии в городе Гуменне 12 октября 2000 года. Во время первой мировой войны в окрестностях этого городка проходили ожесточенные сражения. «К полудню поезд подошел к станции Гуменне, - писал Гашек.- Здесь явственно были видны следы боя… Тут солдаты своими глазами увидели и убедились, как жестоко после ухода русских обращаются власти с местным населением, которому русские были близки по языку и религии. На перроне, окруженная венгерскими жандармами, стояла группа арестованных угрорусов. Среди них было несколько священников, учителей и крестьян… Руки у них были связаны за спиной веревками, а сами они попарно были привязаны друг к другу. Носы у большинства были разбиты, а на головах вздулись шишки, которыми их наградили жандармы. Поодаль венгерский жандарм забавлялся с православным священником. Он привязал к его левой ноге веревку, другой конец которой держал в руке, и, угрожая прикладом, заставлял несчастного танцевать чардаш».

      От увиденного на станции поручик Лукаш почувствовал «потребность напиться и избавиться от мировой скорби» и поручил Швейку раздобыть бутылку коньяку. За станцией у палатки Швейк обнаружил торговцев в корзинах, которых были замаскированы бутылки с коньяком, водкой, ромом и другими спиртными напитками. «Швейк вошел в палатку, но заплатил только после того, как господин с пейсами раскупорил бутылку и дал ему попробовать».  Выйдя на улицу, Швейк лицом к лицу столкнулся с лейтенантом Дубом. Выпиравшая из-под мундира Швейка бутылка не оставляла сомнений в его намерениях. Объяснив Дубу, что в бутылку из-под коньяка он «накачал немного воды», поскольку от «вчерашнего гуляша страшная жажда.  Только вода в колодце какая-то желтоватая. По-видимому, это железистая вода. Такая вода очень полезна для здоровья.

     - Раз у тебя такая сильная жажда, Швейк, - дьявольски усмехаясь, сказал подпоручик Дуб, желая возможно дольше продлить сцену, которая должна была закончиться полным поражением Швейка, - так напейся, но как следует. Выпей все сразу! …Швейк, открыл бутылку, приложил ее ко рту, и напиток глоток за глотком исчез в его горле».    

     Другой памятник - в польском городе Санок, где  разыгралась сцена в «городском кафе», оказавшимся на самом деле заурядным публичным домом.

     «Мадемуазель Элла была занята с подпоручиком Дубом, - пишет Гашек. - После того как маршевый батальон расквартировали в здании гимназии, подпоручик Дуб собрал всех солдат и в длинной речи предупредил их, что русские, отступая, повсюду открывали публичные дома и оставляли в них персонал, зараженный венерическими болезнями, чтобы нанести таким образом австрийской армии большой урон. Он предостерегал солдат от посещения подобных заведений. Он-де сам обойдет эти дома, чтобы убедиться, не ослушался ли кто его приказа. Ввиду того что они во фронтовой полосе, всякий, застигнутый в таком доме, будет предан полевому суду.

     Подпоручик Дуб лично пошел убедиться, не нарушил ли кто-нибудь его приказа, и поэтому, вероятно, исходным пунктом своей ревизии избрал диван в комнатке Эллы на втором этаже так называемого «городского кафе» и очень мило развлекался на этом диване».

      При открытии этого памятника не все прошло гладко – некоторые местные жители говорили о неприятных ассоциациях в связи с этой историей, тем более, что дом, где размещалось упомянутое «кафе» сохранился до наших дней. Но здравый смысл, в конце концов, восторжествовал.

     По крайней мере, три памятника Швейку установлены на Украине: в Донецке, Львове и Луцке. Кстати, в Восточной Галиции, между Добромилем и Хыровым (Львовская область) «Швейк пришел к маленькому пруду, - пишет Гашек, -  где встретил бежавшего из плена русского, который здесь купался. Русский, заметив Швейка, вылез из воды и нагишом пустился наутек. Швейку стало любопытно, пойдет ли ему русская военная форма, валявшаяся тут же под ракитой». Короче, как только он в нее облачился, его захватил мадьярский патруль полевой жандармерии и Швейк оказался в австрийском плену. Вполне объяснимо поэтому появление памятника бравому солдату во Львове. Правда, неизвестно почему местные кузнецы выковали Швейка на велосипеде. Любовь украинцев к «швейковщине» и ее создателю кроме всего прочего объясняется и тем, что Ярослав Гашек входил в Киев дважды. Первый раз в 1915 г. под казацким конвоем как австрийский военнопленный №294217, а через год, после вступления в Чехословацкий легион вместе с соотечественниками-добровольцами, которым на вокзале была устроена торжественная встреча с оркестром.

     В Киеве он служил с 1916 по 1918 гг. Сначала писарем, а позже репортером в газете «Чехослован» и еженедельнике «Революция». В 1917 году в прилагавшейся к газете «Библиотечке «Чехослована» в киевском Славянском издательстве вышли его наброски к будущему роману под заголовком «Бравый солдат Швейк в плену». Росту писательской популярности сопутствуют и слухи о его эксцентрических выходках. Среди них и острая критика в печати раздоров в чехословацком политическом руководстве в Киеве, и хмельные приключения в местных питейных заведениях. В конце концов, начальство отправляет его, то на фронт,  то в тюрьму, то снова на фронт. В итоге Гашек  решает окончательно порвать со своей службой в Чехословацком легионе и окружными путями пробирается Москву, где с головой окунается в революцию.

     Потом было путешествие по Транссибирской магистрали, где проходили ожесточенные бои. Нет ничего удивительного в том, что памятник Швейку украшает вход в одну из городских пивных  Омска. В этом городе в Гражданскую войну размещалось колчаковское  правительство, охрану которого несли чехословацкие легионеры. Среди них мог вполне оказаться и Швейк (кстати, это подтверждает в своей книге и К.Ванек, но об этом ниже). Вполне по-швейковски легионеры и завершили службу у Колчака. Когда адмирал им окончательно надоел, они просто сдали его большевикам, получив за это пропуск для возвращения на родину.

     Из всех монументов Швейку, пожалуй, единственный был установлен за пределами его  боевого пути.  Скульптура застывшего по стойке «смирно» Швейка, появилась 11 апреля 2003 года в Петербурге в начале улицы Гашека.  Одной рукой он отдает честь, а в другой, спрятанной за спиной, сжимает пивную кружку.   

     Кроме того в память об авторе «Похождений» в Самаре и Киеве, на домах, где жил Гашек установлены мемориальные доски, а в Бугульме действует музей писателя. К этому можно добавить бесчисленные улицы Ярослава Гашека, разбросанные по городам и весям бывшего СССР. 

     А что же на родине Швейка, в Чехии? Здесь случай особый. Хотя в народе бравый солдат пользовался и пользуется неизменной любовью, все властвующие в Праге режимы относились к его автору, мягко говоря, с подозрением. Ему пеняли за то, что он якобы в карикатурном виде изобразил чехов, сделал их посмешищем в глазах всего мира, за то, что в сатирическом ключе высмеял все местные властные институты и военные и гражданские, ввел в повседневный оборот весьма действенную формулу: «В Праге ни одно правительство не продержится и дня, если оно поднимет цену на пиво».  Словом, власть имела к нему свои претензии и в этом, вероятно, коренится причина того, что памятник Гашеку появился лишь в 2005 году. Это стилизованный гибрид коня (видимо, напоминание о красном прошлом автора) и барной стойки (пояснения не требуются), над которой возвышается бюст писателя.  Он установлен на Прокоповой площади чешской столицы неподалеку от дома, где вернувшийся на родину Гашек, вплотную засел за описание приключений бравого солдата. О монументах самому Швейку у него на родине сведений  не имеется.

     Пожалуй, большинство памятников Швейку, а их сегодня насчитывается восемь, несут на себе отпечаток образа оставленного нам иллюстратором «Похождений» талантливым художником Йозефом Ладой. И это вполне понятно. Ведь со времени их создания в 1924 году его рисунки неизменно сопровождают иллюстрированные издания романа и хорошо известны во всем мире.    

Рисунок Йозефа Лады.

     «Похождения» Швейка остались незавершенными. 3 января 1923 года Гашека не стало. Последними словами, продиктованными уже больным писателем, были: «Патриотизм, верность долгу, самосовершенствование – вот настоящее оружие на войне. Напоминаю вам об этом именно сегодня, когда наши войска в непродолжительном времени перейдут через границы». Речь шла о границе Российской империи.

      Уже после кончины Гашека журналист Карел Ванек предпринял попытку завершить «Похождения» и выпустил двухтомник «Швейк в русском плену и в революции».  Хотя автор и не поднялся до высот своего предшественника – его Швейк на фоне русской жизни выродился в брюзжащего конформиста – он довел «Похождения» до счастливого возвращения героя через Сибирь в Прагу. Есть в книжке и беглое упоминание Пензы на пути Швейка на родину. В сегодняшней прессе время от времени мелькают сообщения о намерении Чешского военного ведомства продолжить работу по увековечению «подвигов» чехословацких легионеров на российской земле в период Гражданской войны. При этом говорится о пространстве от Пензы до Владивостока.        

        Как известно, в мае 1918 года по указке Антанты, чехословацкие легионеры, нарушив свои обязательства не вмешиваться во внутрироссийские дела, подняли мятеж и штурмом взяли Пензу, позднее и другие города на Транссибирской магистрали. В то время Ярослав Гашек (нет сомнений, что вместе со Швейком) уже порвал с командованием легиона и  перешел на сторону красных. Вполне вероятно, что в те майские дни 1918 года Гашек курсировал между Самарой и Пензой, вел агитацию среди своих бывших сослуживцев, уговаривая их не поднимать оружие против русских братьев.

      «Все это дает весомый повод поднять вопрос о сооружении в Пензе памятника Йозефу Швейку, - заявил нам на условиях анонимности один, из активистов международного клуба поклонников героя Гашека.  Он подчеркнул, что уже подготовлен эскиз скульптуры. Швейк изображен в натуральную величину (1 метр 60 сантиметров), стоящим у буфетной стойки на городском железнодорожном вокзале. В одной руке у него традиционная трубка, в другой - кружка настоящего чешского пива. Он блаженно улыбается, и весь его облик выражает исключительное добродушие. Его настроение, напротив, оттеняют, расположенные по периметру монумента, трагические сцены краткой, но кровавой оккупации Пензы легионерами: расстрелы заложников и защитников города, убийства мирных жителей, разграбление складов и магазинов…

       Как заметил наш собеседник, пока остаются неясными вопросы финансирования проекта. Первоначально Прага обещала ассигновать на его реализацию 160 тыс. евро. Но оказалось, что из этой суммы предполагается также оплатить памятники легионерам не только в Пензе, но и в Сызрани, Пугачеве, Ульяновске, Казани, Омске, Иркутске, Челябинске, Уфе, Владивостоке, а также в населенном пункте Липяги и станции Посольская (Бурятия). Словом, на протяжении всего анабазиса чехословакого легиона в России. Заметим в скобках, что только на памятник Гашеку в Праге было потрачено 140 тыс. долларов.  

      Вполне очевидно, что выделенной суммы совершенно недостаточно для финансирования столь масштабного проекта. Откуда взять недостающие средства пока не ясно. А жаль. Ведь юбилей книги о Швейке уже на пороге.


Далее читайте:

Юрий ЦИНГОВАТОВ (авторская страница). 

Гашек Ярослав (1883-1923), чехословацкий интернационалист, писатель.

Чехи, чеши (самоназвание), народ в Чехии.

Исторические лица Чехословакии (указатель имен).

Чехослования в XX веке (хронологическая таблица).

                                                                                                       

                                                                                                                                          

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС