Алексей ГРИШИН
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2004 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Алексей ГРИШИН

2004 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Алексей ГРИШИН:

“Все едут в отпуск на юг. Мы с женой — на север”

Алексей Гришин — северянин со стажем. Учился на строителя, но большую часть жизни руководил женскими коллективами, на производстве и в семье. Сегодня он — первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по вопросам местного самоуправления.

— Алексей Федорович, вы много в жизни путешествовали?

— С детства меня одолевала “охота к перемене мест”. Надеялся, что вот заберут в армию — и поеду в далекие-предалекие края. Но когда меня призвали, то далеко от моей родной Пензы не отправили — всего лишь за 25 километров, в закрытый городок.

— Ни дальних стран, ни заморских принцесс...

— А у меня к тому времени уже была принцесса. Еще когда я учился в строительном техникуме, туда приехала с далекого севера девушка — Надежда. Я начал служить, а она закончила учебу и вернулась на родину. Ну и после армии отправился за ней на север. С тех пор меня так и тянет в высокие широты. Все едут в отпуск на юг. Мы с женой — на север.

Первые пять лет строили большой дом вокруг маленького домика тещи. Мы же строители. Жили внутри, а снаружи возводили стены, перекрытия... К исходу пятого года выкинули старенький домишко через окна нового, доделали все и переехали туда на постоянное жительство.

И так всю жизнь: сначала на севере дом, затем в Сыктывкаре дачу (мне обязательно нужно быть поближе к земле), потом загородный дом. Меня хлебом не корми — дай построить.

— И работать устроились по строительной части?

— Хотел в Инту на шахту пойти, а тут вдруг предложили работу на швейной фабрике. Если б в годы учебы мне кто-нибудь сказал, что я стану директором швейной фабрики и буду руководить почти тысячным женским коллективом, то... не знаю, что б с этим человеком сделал. Я — потомственный строитель!

— Так с ходу стали директором?

— Начинал-то я с мастера, работал экономистом, начальником планового отдела. Потом, за семь лет директорства, смог поднять фабрику на самый высокий уровень. Что ж с того, что коллектив женский, по объему производства и по всем показателям в передовиках ходили.

Тогда же я впервые выехал за границу, на родственное предприятие в Болгарию. Все ходил, смотрел да вздыхал. Потом смотрел легкую промышленность Восточной Германии — там еще поразительнее. Эти мои впечатления смогла перебить только поездка в Японию: электронный неоновый рай; дождь прошел, а автомобили и мостовые почему-то чистыми остаются… Особенно меня японские рабочие удивили: из-под палки не надо заставлять каску надевать, все по форме, все на местах. Или вот: строительная площадка размерами пятнадцать на пятнадцать метров, а на ней буквально на глазах вырастает тридцатиэтажный небоскреб. Ни дощатых заборов, ни покосившихся сараюшек, ни рассыпанного по земле кирпича...

— Вы все про работу говорите, а хобби у вас есть?

— Увлечений масса: с детства играл, как водится, в футбол и хоккей. На лыжах с гор катался, с трамплинов, порой лыжи ломал, ссадины зарабатывал, синяки. Увлекался конькобежным спортом. Одно время стрелял из малокалиберной винтовки. Всем в меру позанимался.

Сейчас увлекаюсь мини-гольфом и надеюсь выйти на большое поле. А в 37 лет — тейквондо. Это был весьма серьезный проект. Была даже запланирована встреча со спортсменами-конгрессменами США.

— А вот встретитесь вы не с конгрессменом, а с сомнительным субъектом в темном переулке. И он вас спросит: “Кошелек или жизнь?”

— Спрашивающий сразу же поймет, что не каждому встречному можно грубить. Впрочем, ко мне с такими вопросами почему-то не обращаются... А вообще-то приемы борьбы предназначены для самообороны и защиты ближних.

— Тогда расскажите о ближних. Как жена относилась к вашей работе в женском царстве, на швейной фабрике?

— Так у меня и дома то же самое: жена и две дочери. Младшая учится, старшая работает. Родились и выросли на Севере. Именно такими стали, какими я их себе представлял: самостоятельно решают все встающие перед ними проблемы. Я мог бы, например, посодействовать в трудоустройстве старшенькой, но и тут она все сама сделала.

Вот говорят: “Маленькие дети — маленькие проблемы, большие дети — большие проблемы”. А я этого наблюдения подтвердить не могу.

Правда, всегда хочется чего-то большего. Чтобы уж и внуки появились. Но сегодняшняя молодежь не торопится обременять себя такой “обузой”... Один ребенок есть — семья большой считается...

У моих предков семьи были большие.

— О своих предках вы многое ли знаете?

— Дед мой воевал бортрадистом и погиб во время Отечественной войны — самолет был сбит над Молдавией. Прадед возглавлял волость. Прапрадед по линии бабушки — церковный староста. В пятом колене был унтер-офицер. Я смог восстановить сведения о предках до двенадцатого колена.

— Ого! Большинство наших сограждан на пятом колене споткнутся. Ну а для вас эта самая “обуза”, то есть ваша семья, не была в тягость?

— Не могу представить свою жизнь без семьи. Когда бываю где-то без супруги — в дальней поездке, в командировке, то даже ощущаю себя... ущербным. Постоянно стремлюсь к тому, чтобы члены моей семьи были рядом, чтобы они чувствовали себя счастливыми. У нас с женой состоялась любовь, о которой пишут в хороших книгах.

— И жена согласна с таким определением вашей совместной жизни?

— Она про себя говорит: “Я все время — солдатка”. Моя извечная охота к перемене мест дает о себе знать постоянно. Пять первых лет супружества в Пензе прожили, пять лет — в Инте, в Сыктывкаре чуть подольше задержались, аж семь лет. Там и депутатство пошло, короче говоря, служил.

— Что для вас на этой службе было самым тяжелым, самым драматичным?

— Однажды, после десяти лет работы с главой республики, я вынужден был уйти с государственной службы в коммерцию. Очень остро переживал этот момент. Десятилетие кряду практически без перерывов трудился (аж полугодовой отпуск накопил) — и вдруг ушел... Но ни в какие депрессии не впадал, как истый “трудоголик” спасался в работе. А сейчас снова на “государевой службе”.

Политика расспрашивал Вячеслав Румянцев,

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС