Азовское сидение
       > НА ГЛАВНУЮ > ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ > >

ссылка на XPOHOC

Азовское сидение

1637 г.

ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

«Азовское сидение»

«Азовское сидение» - взятие 18 июня 1637 г.  и оборона Азова донскими казаками в 1637—1642 гг. 

18 июня 1637 г. отряд донских и запорожских казаков (4,4 тыс. чел.) сумел овладеть мощной турецкой крепостью Азов, закрывавшей казакам выход в море. (Походы донского казачества, XVII в.). Этот успех был во многом связан с отвлечением сил турок на войну с Персией. После ее завершения Турция попыталась в 1641 г. отбить Азов. Но казачий гарнизон крепости (по разным данным, от 6 до 16 тыс. чел.) выдержал трехмесячную осаду огромного турецко-татарского войска (более 100 тыс. чел.) и мужественно отразил 24 приступа. Потеряв под Азовом 20 тыс. чел., турки 26 сентября 1641 г. сняли осаду. Вместе с мужчинами крепость защищали 800 женщин-казачек, которые проявили в боях исключительную храбрость.

Отстояв крепость, казаки просили царя Михаила Федоровича прислать им подмогу и принять Азов в состав России. «Мы наги, босы и голодны, — писали защитники крепости, — запасов пороха и свинца нет, от этого многие казаки хотят идти врозь, а многие переранены». Владея Азовом, Москва получала выход в Азовское море, могла угрожать Крымскому ханству и сдерживать его набеги на русские земли. Но подобный шаг вел к конфликту с Турцией. Для успешной войны с ней Россия не имела тогда достаточных сил. Созванный специально по вопросу об Азове Земский собор (1642) отметил, что война также ухудшит тяжелое положение сословий. В результате царь Михаил Федорович повелел казакам покинуть Азов, что они и сделали, предварительно разрушив крепость.

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002. 


«АЗОВСКОЕ СИДЕНИЕ» — героическая оборона Азова дон. казаками (1637— 1642). На Азов — мощную тур. крепость, располагавшую 4-тыс. гарнизоном и 200 пушками, опирались крым. татары и ногайцы, совершая разорительные набеги на юж. р-ны России. Летом 1637 казаки, воспользовавшись внутр. борьбой в Крыму, захватили Азов: «затеяли они идти всем войском под Азов и „промысел над ним учинить”. В то же время на Дон пришли степью на конях запорожские казаки, человек с 1000; всего казаков набралось тысяч пять без малого. 21 апреля, на второй неделе после Светлого Воскресенья, союзники выступили в поход к Азову. Незадолго до этого проезжал Доном турецкий посланник [грек Фома Кантакузин], ездивший не раз уже в Москву. Казаки его задержали. Спустя несколько времени они призвали его в свой круг. Тут он был обвинен в том, что хвалился донских казаков разорить и с Дону свесть, что писал в Москву, чтоб государь велел повесить их атамана и т. д. [а также за то, что посол тайно сносился с крымцами и азовцами, предупреждая их о скором штурме Азова; посланный в Азов Кантакузином грек был пойман казаками и во всём сознался]. „И за такое воровство, — заявлено было послу в заключение,— донские атаманы и казаки и все войско приговорили тебя казнить смертью!” Этот приговор был тут же привед ён в исполнение: казаки изрубили несчастного посла саблями! Две недели спустя после этого убийства казаки стояли под Азовом. 18 июня город был взят. Победители без жалости истребили всех жителей, кроме греков, освободили пленных христиан и засели в городе, готовясь к обороне. 30 июля приехали в Москву посланцы от казаков с вестью, что они турецкого посланника изрубили, Азов взяли и ни одного азовского человека не упустили ни на степи, ни на море,— всех изрубили. В ответ на это царь послал им строгий выговор: „Вы это, атаманы и казаки, учинили не делом, что турецкаго посла со всеми людьми побили самовольством. Нигде не ведется, чтобы послов побивать; хотя где и война между государями бывает, то и тут послы свое дело делают, и никто их не побивает. Азов взяли вы без нашего царского повеленья, и атаманов и казаков добрых к нам не прислали, кого подлинно спросить, как тому делу вперед быть”. Хотя для Москвы было выгодно завладеть Азовом: отсюда можно было держать в страхе крымских татар, но войны с султаном царь не хотел и поспешил отправить ему грамоту. В ней, между прочим, говорилось: „Вам бы, брату нашему, на нас досады и нелюбья не держать за то, что казаки посланника вашего убили и Азов взяли: это они сделали без нашего повеленья, самовольством, и мы за таких воров никак не стоим, и ссоры за них никакой не хотим, хотя их воров всех в один час велите побить; мы с вашим султанским величеством в крепкой братской дружбе и любви быть хотим”. Но избежать “нелюбья” и “досады” со стороны турок и татар было мудрено. В сентябре крымцы сделали набег на Московскую Украину и опустошили её. Хан писал в Москву, что нашествие совершено по приказу султана за то, что казаки взяли Азов. Турция, занятая войной с Персией, только в мае 1641 года двинула к Азову войско во главе с пашой Гусейном-дели, чтобы выбить отсюда казаков. Силы турок были громадны — более двухсот тысяч человек с сотней осадных орудий. С турками был и крымский хан со своим полчищем. Казаков в Азове было иного-много тысяч пятнадцать, да женщин-казачек было сотвосемь; их надо считать, потому что они усердно помогали своим мужьям в обороне. Казаки с отчаянным мужеством отражали турок». Турки и татары несли потери и запросили у султана помощи. «Получив подкрепление, Гуссейн-дели решил испытать последнее средство, чтоб завладеть Азовом, — засыпать всех защитников его землей. Начались спешные земляные работы, в которых главными руководителями были итальянские и немецкие инженеры; в несколько дней у самых городских стен явился вал вышиной в 7 саж. Установив на нем могочисленную тяжелую артиллерию, турки начали бить по городу из всего снаряду день и ночь. Стрельба эта продолжалась 16 суток. Казаки защищались с отчаянной храбростью; подвели под вал два подкопа и взорвали их, истребив тысячи неверных; проникли 28 подкопами под самые таборы неприятелей и произвели в них страшные опустошения. Немецкие инженеры с своей стороны вели под Азов 17 подкопов, но казаки проведали о том и своими встречными подкопами разрушили их. От беспрерывной стрельбы из осадных орудий город, три крепостных стены, башни и замок были снесены до основания. Разрушен был и храм св. Иоанна Предтечи. Казаки зарывались в землю, делали оттуда вылазки и вели подкопы, умудряясь наносить вред врагам… Осада затянулась. Шел уже сентябрь месяц. Казаки, окопавшись в четвертом земляном городке, держались твердо. Время от времени к ним прорывались из Черкасска р. Доном подкрепления; подвозили снаряды и провиант. Остальные отряды казаков расположились по низовым городкам и следили за движениями врагов, стараясь не пустить их вверх по Дону. От смрада гниющих трупов у турок появились заразные болезни. Стал ощущаться недостаток в снарядах и провианте. Посылаемые крымским ханом под украинные города за добычей отряды уничтожались казаками. В турецкой армии стали появляться недовольство и ропот. Гуссейн-дели не знал, что делать, и просил султана отложить покорение Азова до следующей весны, но получил ответ: “Паша! возьми Азов или отдай свою голову”. Пришлось напрячь все усилия, чтобы сломить твердость казаков. Начались отчаянные приступы озверевших турок, продолжавшиеся беспрерывно последние две недели. Казаки не уступали, делали отчаянные вылазки, уничтожали врагов, захватывали у них порох и снаряды, подводили новые подкопы и взрывали турецкие укрепления. В инженерном искусстве они понимали лучше европейских специалистов. Около половины их уже пало смертью героев. Остальные были почти все переранены; от бессонных ночей они окончательно обессилили, губы их запеклись, лица и глаза от порохового огня и дыма опалились, гортань не давала звуков гoлоса, руки отказывались держать оружие. Но не таковы были донцы: они поклялись друг другу лучше умереть, но не сдаваться. Турки метали им на стрелах письма с обещанием выдать каждому из них по тысяче талеров, если они добровольно оставят Азов, который в сущности уже не существовал, но казаки на эти “бусурманския прелести не покусились” и ответили им новой, губительной для них вылазкой. В ночь под 26 сентября, ночь страшную и вместе трогательную, казаки очистили себя постом и молитвой, попрощались друг с другом, по-братски обнялись, перецеловались и решили на утро сделать последнюю отчаянную вылазку — победить, или умереть всем, до одного человека. В три часа ночи страшные, опаленные, с сверкающими сверхчеловеческим огнем глазами они двинулись на врагов, но к удивлению своему не нашли их на прежних местах. Рассвет показал лишь одни следы бегущего неприятеля. Донцы воспрянули духом, наскоро сформировали отряды из более свежих сил и пустились в погоню, били без пощады, загоняли в воду, топили суда. Турки не ожидали этой дерзости и, объятые ужасом, гибли тысячами. Поражение было полное. Донские богатыри сдержали свою клятву: или умереть, или победить. Они показали всему миру, какова нравственная сила и доблесть казачья. Доселе непобедимые и гордые османлисы, наводившие страх и ужас на весь Ближний Восток и Европу, были посрамлены и уничтожены горстью доблестных донцов, ставших своею богатырскою грудью за свою, веками прославленную казачью честь, свободу дорогой родины и православную веру. Турки в паническом страхе бежали, оставив под Азовом от 50 до 70 тысяч трупов. Раненый крымский хан Бегадир-Гирей умер на дороге. Кафинский паша Юсуф был убит. Сам главнокомандующий, силистрийский паша Гуссейн-дели от стыда и сраму скончался в пути. Немногие из уцелевших военачальников были преданы “турецкому” военному суду». Вскоре казаки известили царя о своей победе и просили помощи, а также, чтобы царь принял от них Азов. «Мы наги, босы и голодны,— писали они,— запасов, пороху и свинцу нет,— от этого многие казаки хотят идти врознь, а многие переранены». Героическая оборона казаков, хоть и «вольных» и «лихих воровских людей», но всё же по крови русских и по вере православных, очень многих в Москве порадовала. «Царь послал им щедрое жалованье и в грамоте своей хвалил их: “Мы вас,— говорил он,— за эту вашу службу, раденье, промысл и крепкостоятельство милостиво похваляем”. Теперь возник трудный вопрос, брать ли Азов от казаков, или нет. Дело было, с одной стороны, очень заманчиво, а с другой — весьма опасно: владея Азовом, можно было не только грозить татарам, удерживать их oт набегов на русские украины, а при случае даже и попытаться завладеть Крымом; но принять Азов от казаков значило навлечь на Россию войну с турками,— нужны большие ратные силы, большие средства, а где их взять? Решено было отдать Азовское дело на рассмотрение Земского собора. Царь указал: “Выбрать изо всяких чинов, из лучших, средних и меньших, добрых и умных людей, с кем об этом деле говорить”. В 1642 собор собрался в Столовой избе. Думный дьяк Лихачев изложил дело об Азове, заявил, что в Москву уже едет султанский посол и ему придется давать ответ; наконец, поставил собору такие вопросы: “Государю царю за Азов с Турским и Крымским царем разрывать ли и Азов у казаков принимать ли? Если принять, то войны не миновать, и ратные люди надобны будут многие, на жалованье им и на всякие запасы деньги надобны многие и не на один год, и такие великие деньги и многие запасы где брать?” Эти вопросы были записаны и розданы выборным людям, а они должны были “помыслить о том накрепко и государю мысль свою объявить на письме, чтоб ему государю про все то было известно”». В результате долгих споров и взаимных обвинений депутаты решили, что на верность пусть даже и героических, но всё же «вероломных казаков трудно было полагаться, а без них Москве трудно было бы оборонять от турок отдаленный Азов. Город оказался по досмотру так разбит и разорен, что нельзя было его скоро поправить. Наконец, к царю пришли из Молдавии вести, что султан поклялся в случае войны с Москвою истребить всех православных в своих владениях. Царь послал 30 апреля казакам приказ покинуть Азов. Они разрушили его до основания, не оставили камня на камне и вышли из него. Когда громадное турецкое войско пришло отнимать Азов у казаков, то увидело лишь груды развалин. Русским послам, отправленным в Константинополь, наказано было сказать султану: “Вам самим подлинно известно, что донские казаки издавна воры, беглые холопи, живут на Дону, убежав от смертной казни, царского повеленья ни в чем не слушаются, и Азов взяли без царского повеленья, помощи им царское величество не посылал, вперед за них стоять и помогать им государь не будет, — ссоры из-за них никакой не хочет”». Героич. оборона Азова нашла отражение в повестях (XVII в.) об Азовском осадном сидении. 1659.

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

Славянская энциклопедия

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС