Ольга КОЛОВА
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > ПАРУС


ЛИТОРГ

Ольга КОЛОВА

2011 г.

ЖУРНАЛ ЛЮБИТЕЛЕЙ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ



О проекте
Редакция
Авторы
Галерея
Для авторов
Архив 2010 г.
Архив 2011 г.

Редсовет:

Вячеслав Лютый,
Алексей Слесарев,
Диана Кан,
Виктор Бараков,
Василий Киляков,
Геннадий Готовцев,
Наталья Федченко,
Олег Щалпегин,
Леонид Советников,
Ольга Корзова,
Галина Козлова.


"ПАРУС"
"МОЛОКО"
"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
СЛАВЯНСТВО
РОМАН-ГАЗЕТА
"ПОЛДЕНЬ"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

Ольга КОЛОВА

Хватаясь за соломинки лучей

За чаем

«Пей, андел, — приговаривала бабка, —
Пей, ду-у-ронька... ешшо добавлю, чай.
Подлож-ка сахарку, коли несладко.
Я давя мяты насбирала в чай.
Да не стесняйся, андел, не стесняйся.
Автобус-от не скоро, чай, подёт...
Поди, взопрела, дак разболокайся.
Вон, погляди-ка, ноне огород
Не посадила. Нету боле силы.
А пензии-то много ли дают...
Все — на лекарства, чтоб им пусто было!
А без бутылки рази веть подут
Работать-то?! Ешшо заране спросят.
Коль нет, — «Копай-ка, старая, сама».
Землицу жаль! Траву-то Танька скосит.
Пырей да сныть козе подут в корма...
Да рази можно так-то?! Веть землица
Ухоженная с эстоль-то годо-о-ов!
Да рази матка деток докричится,
Доколь нужда сама из городов
Не выгонит?!
Пей, ду-у-ронька.
Я стала
Совсем стара, — не вижу ничево.
Намеднись Галька в Питер написала
Сынку мому ответное письмо.
Да што-о-о!.. Там у ево жена да детки.
Куды ему, сердешному, со мной?!
Помру уж тут. Понастарят соседки.
Приедет помянуть, да дом-от мой
Продать. Веть туточки лежать охота.
Родное всё! Нали душа болит.
Пей, ду-у-ронька...»
 
 
В сумерках
 
«Мотри, как день-то пригняло.
Ан, ровно и не рассветало...
В окне забластило, ну, встала, —
Смякнула: время уж пришло
Вставать да хлопотать по дому.
Да ноне много ли хлопот...
Зима — бездельница: всё в дрему
Кидает. Так и день пройдет
За прялкою. Прядешь да дремлешь.
И за день дела — с гулькин нос.
Напрясть хоть на носки сумеешь,
А все внучок не будет бос!
Потом свяжу. И то — отрада!
Всё старая еще нужна
Кому-нито... Как без труда-то?!
Я в прежние-ти времена
Нали спины не разгинала.
В работе сызмалу была:
Корову зорькой обряжала,
Кода у мамоньки жила.
Потом — семья: семь ртов, не мене.
Всех обиходь да накорми.
Да и в колхозе все — без лени.
А тамоди за трудодни, —
За «палочки» тода ломили.
А денег не видали, нет.
А как мужей-то проводили
На ту войну, хватили бед.
Косили, жали и пахали
Всё бабы. Бабы да быки!..
И в Галич на быках езжали.
Лошадки, как и мужики, —
На фронте. Ох, хватило лиха
И им, и нам. Вялик наш Бог!
Всё сдюжили. Хоть и из жмыха —
Был хлебушек не так уж плох.
Веть из травы ись приходилось!
А ноне!.. Ноне режь да ешь —
Любых сортов. Али не милось?!
Да токо без охотки, где ж?..
Одик народ, не знает края.
Кто украдет — глаза нальет.
Ведь всем нам посулили рая,
Да вышло-то наоборо-о-т!..
Мотрю в киот, святому лику
Молюсь: «Помилуй, Боже, всех!»
Как мир-от пригняло... Мотри-ко!
Знать, тя-я-жкой совершили грех...»
 
 
Предрождественское
 
Между селом и деревней заснежено поле,
Тропочка вьется, которою ходят гуськом.
Бродим и бродим по этой холодной юдоли —
Кто-то обутым, а кто-то всю жизнь босиком.
 
Здесь никогда не товарищи пеший и конный,
Сытый голодного тоже никак не поймет.
И в восстановленном храме пред светлой иконой
Молятся — кто за земной, кто за вечный живот.
 
Всех Он услышит, и каждому будет по вере.
Разные все мы и разные носим кресты.
Но, как бы ни было, — ночи священной в преддверии
Каждый по-своему милости ждет с высоты
 
Звездной, торжественной, что благодать распростерла
Над ликованьем церковных воспрянувших глав.
Вновь призывают Христа и деревни, и села,
В светлой надежде к распятью губами припав.
 
 
***
 
Хватаясь за соломинки лучей,
Вдруг оживишь забытые виденья
Из детства, милые... И растворятся тени —
Неясные подобия людей.
 
Останется лишь световая суть —
Та, высшая и внятная лишь детям,
Которой мы, взрослея, только бредим,
Когда случится высоты глотнуть.
 
И в этом озарении любви
Зло обнаружит все свое бессилье.
И за спиной у встречных видишь крылья,
Такие же большие, как твои!
 
И после, после в суете земной,
Когда и крылья некогда расправить,
Не покидает солнечная память.
Да! Свет ее во мне и надо мной.
 
 
***
 
Осень вспугнет птичьи стаи пожаром рябин.
Нехотя клин журавлиный потянется к югу.
Как не грустить, оставаясь один на один
С нудным дождем, протянув одиночеству руку?
Как не проститься навеки с упрямой мечтой,
Сердце вручив безысходности плачущей дали?
Только спасенье — надежду пустить на постой,
Благо, не помнит она, как ее предавали,
Жгли на кострах... Но потом у Святого Креста
Бога просили послать нам ее во спасенье.
И возвращалась она, как сама простота,
С первой доверчивой ласточкой в небе весеннем.
Снова сентябрь разжигает шальные костры.
Да не смутят мою душу туманы седые.
Бабьего лета пора. О, как чувства остры!
Снова над бездной душа — над обрывом — на взмыве...

 

 

 

 

ПАРУС


ПАРУС

Гл. редактор журнала ПАРУС

Ирина Гречаник

WEB-редактор Вячеслав Румянцев