Об учреждении московского университета
       > НА ГЛАВНУЮ > ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ > ДОКУМЕНТЫ XVIII ВЕКА >

ссылка на XPOHOC

Об учреждении московского университета

1755 г.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Об учреждении московского университета и двух гимназий

с приложением высочайше утвержденного проэкта по сему предмету

1755, генваря 12.

Когда бесмертныя славы в Бозе почивающий, любезнейший наш родитель и государь Петр Первый, император великий и обновитель отечества своего, погруженную во глубине невежеств и ослабевшую в силах Россию к познанию истинного благополучия роду человеческому приводил, какие и коликие во все время дражайшей своей жизни монаршеские в том труды полагал, не только Россия чувствует, но и большая часть света тому свидетель; и хотя во время жизни толь высокославнаго монарха, отца нашего и государя, всеполезнейшия его предприятия к совершенству и не достигли, но мы всевышняго благоволением, со вступления нашего на всероссийский престол, всечасное имеем попечение и труд, как о исполнении всех его славных предприятий, так и о произведении всего, что только к пользе и благополучию всего отечества служить может, чем уже действительно по многим материям все верноподданные матерними нашими милосердиями ныне пользуются и впредь потомки пользоваться станут, что времена и действии повсядневно доказывают. Сему, последуя, из наших истинных патриотов и зная довольно, что единственно наше желание и воля состоит в произведении народного благополучия к славе отечества, упражняясь в том, к совершенному нашему удовольствию прилежность свою и труд в общенародную пользу прилагали; но как всякое добро происходит от просвещенного разума, а напротив того зло изкореняется, то следовательно нужна необходимая о том стараться, чтоб способом пристойных наук, возрастало в пространной нашей империи всякое полезное знание; чему подражая для общей отечеству славы, Сенат наш, и признав за весьма полезное к общенародному благополучию, всеподданнейше нам доносил, что действительный наш камергер и кавалер Шувалов поданным в Сенат доношением, с приложением проэкта и штата о учреждении в Москве одного университета и двух гимназий, следующее представлял: как наука везде нужна и полезна, и как способом той просвещенные народы превознесены и прославлены над живущими во тьме неведения людьми, в чем свидетельство видимое нашего века от бога дарованного, к благополучию нашей империи родителя нашего государя императора Петра Великого доказывает, который божественным своим предприятием исполнение имел через науки, безсмертная его слава оставила в вечныя времена, разум превосходящия дела, в толь краткое время перемена нравов и обычаев и невежеств, долгим временем утвержденных, строение градов и крепостей, учреждение армии, заведение флота, исправление необитаемых земель, установление водяных путей, все к пользе общего житья человеческого, и что наконец все блаженство жизни человеческой, в которой безчисленные плоды всякого добра всечастно чувствам представляются; и что пространная наша империя установленною здесь дражайшим родителем нашим, государем Петром Великим, Санктпетербургскою Академиею, которую мы между многими благополучиями своих подданных милосердиями немалою суммою против прежнего к вящей пользе и к размножению и ободрению наук и художеств, всемилостивейше пожаловали, хотя оная со славою иностранною и с пользою здешнею плоды свои и производит, но одним оным ученым корпусом довольствоваться не может, в таком разсуждении. что за дальностию дворяне и разночинцы к приезду в Санктпетербург многия имеют препятствия, и хотя ж первые к надлежащему воспитанию и научению к службе нашей, кроме Академии, в Сухопутном и Морском кадетских корпусах, в Инженерстве и Артиллерии открытой путь имеют, но для учения вышним наукам желающим дворянам, или тем, которые в вышеписанныея места для каких-либо причин не записаны, и для генерального обучения разночинцам, упомянутый наш действительный камергер и кавалер Шувалов, о учреждении вышеобъявленнаго в Москве университета для дворян и разночинцов, по примеру европейских университетов, где всякаго звания люди свободно наукою пользуются, и двух гимназий, одну для дворян, другую для разночинцов, кроме крепостных людей, усердствуя нам и отечеству, о вышеупомянутом изъяснял для таковых обстоятельств, что установление онаго университета в Москве тем способнее будет: 1) великое число в ней живущих дворян и разночинцов; 2) положение оной среди Российскаго государства, куда из округ лежащих мест способно приехать можно; 3) содержание всякаго не стоит многаго иждивения; 4) почти всякой у себя имеет родственников или знакомых, где себя квартирою и пищею содержать может; 5) великое число в Москве у помещиков на дорогом содержании учителей, из которых большая часть не токмо учить науке не могут, но и сами к тому никакого начала не имеют, и только чрез то младыя лета учеников, и лучшее время к учению пропадает, а за учение оным безполезно великая плата дается; все ж почти помещики имеют старание о воспитании детей своих, не щадя иные по бедности великой части своего имения и ласкаясь надеждою произвести из детей своих достойных людей в службу нашу, а иные, не имея знания в науках или по необходимости не сыскав лучших учителей, принимают таких, которые лакеями, парикмахерами и другими подобными ремеслами всю жизнь свою препровождали; и показывая он камергер и кавалер Шувалов, что такие в учениях недостатки реченным установлением исправлены будут, и желаемая польза надежно чрез скорое время плоды свои произведет, паче ж когда довольно будет национальных достойных людей в науках, которых требует пространная наша империя к разным изобретениям сокровенных в ней вещей, и ко исполнению начатых предприятиев и ко учреждению впредь по знатным российским городам российскими профессорами училищ, от которых и во отдаленном простом народе суеверие, расколы и тому подобныя от невежества ереси истреблятся. Того ради мы, признавая упомянутаго камергера и кавалера Шувалова представление, поданное нам чрез доклад от Сената, за весьма нужное и полезное нашей империи следующее к благополучию всего отечества, и которое впредь к немалой пользе общаго добра быть может, всемилостивейше конфирмовали и надеемся несомненно, что все наши, верноподданные, видя толь многия наши об них матерния попечения, как и сие весьма потребное учреждение, простираться станут детей своих пристойным образом воспитав обучить, и годными чрез то в службу нашу и в славу отечества представить; а чтоб сие вновь предпринятое дело доброй и скорой успех имело с надлежащим порядком, без малейшаго потеряния времени; того для всемилостивейше мы повелели над оным университетом и гимназиями, быть двум кураторам, упомянутому изобретателю того полезного дела действительному нашему камергеру и кавалеру Шувалову и статскому действительному советнику Блюментросту, а под их ведением директором коллежскому советнику Алексею Аргамакову; а для содержания в оном университете достойных профессоров и в гимназиях учителей, и для прочих надобностей, как ныне на первой случай, так и повсягодно, всемилостивейше мы определили довольную сумму денег, дабы ни в чем и никакого недостатка быть не могло, но тем более от времени до времени чрез прилежание определенных кураторов, которым сие толь важное дело от нас всемилостивейше вверено, и чрез искуснейших профессоров науки в нашей империи распространялись и в цветущее состояние приходили, чего мы к совершенному нашему удовольствию ожидать имеем; н для того всех находящихся в оном университете, высочайшею нашею протекциею обнадеживаем; а кои особливую прилежность и добропорядочные свои поступки окажут, те пред другими с отменными авантажами в службу определены будут; и об оном для всенароднаго известия сие наше всемилостивейшее соизволение публиковать повелели, о чем сим и публикуется. На каком же основании оному учрежденному в Москве университету и гимназиям, и в них профессорам и учителям, и во скольких классах быть надлежит, о том публиковано будет впредь регламентом, со внесением в оной всего, что потребно для лучшаго установления онаго университета и гимназии.

 

Проэкт о Учреждении Московского Университета

§ 1. На содержание сего университета и при оном гимназии довольно десяти тысяч рублев в год.

§ 2. 1) Весьма за нужно ко ободрению наук почитается, чтоб е. и. в. новоучреждаемой Университет в собственную свою высочайшую протекцию принять и одну или двух из знатнейших особ, как в других государствах обычай есть, кураторами Университета определить соизволила, которые бы весь корпус в своем смотрении имели и о случающихся нуждах ево докладывали е. и. в.

2) Чтоб сей корпус, кроме Правительствующего сената, не подчинен был никакому иному присутственному месту и ни от кого бы иного повеления принимать не был обязан.

3) Чтоб как профессоры и учители, так и прочие под Университетского протекциею состоящие без ведома и позволения Университетских кураторов и директора неповинны были ни перед каким иным судом стать кроме Университетского.

4) Чтоб все принадлежащие к Университету чины в собственных их домах свободны были от постоев и всяких полицейских тягостей, тако ж и от вычетов из жалования и всяких других сборов.

§ 3. При том надлежит быть особому директору, который бы по предписуемой ему инструкции о благосостоянии Университета старался и его доходами правил, с профессорами науки в Университете и учение в гимназии учреждал, со всеми присутственными местами по делам, касающимся до Университета, переписку имел и о всем вышеписанном кураторам представлял и их апробации требовал.

§ 4. Хотя во всяком Университете кроме философских наук и юриспруденции должно такожде предлагаемы быть богословские знания, однако попечение о богословии справедливо оставляется святейшему Синоду.

§ 5. Профессоров в Университете будет в трех факультетах десять.

В Юридическом:

1) Профессор всей юриспруденции, который учить должен натуральные и народные права и узаконения Римской древней и новой империи.

2) Профессор юриспруденции российской, который сверх вышеписанных должен знать и обучать особливо внутренние государственные права.

3) Профессор политики, который должен показывать взаимные поведения, союзы и поступки государств и государей между собою, как были в прошедшие века и как состоят в нынешнее время.

В Медицинском:

1) Доктор и профессор химии должен обучать химии физической, особливо и аптекарьской.

2) Доктор и профессор натуральной истории должен на лекциях показывать разные роды минералов, трав и животных.

3) Доктор и профессор анатомии обучать должен и показывать практикою строение тела человеческого на анатомическом театре и приучать студентов в медицинской практике.

В Философском:

1) Профессор философии обучать должен логике, метафизике и нравоучению.

2) Профессор физики обучать должен физике экспериментальной и теоретической.

3) Профессор красноречия для обучения оратории и стихотворства.

4) Профессор истории для показания истории универсальной и российской, також древности и геральдики.

§ 6. Каждый профессор должен по крайней мере два часа в день, выключая воскресные и в табели предписанные праздничные дни, также и субботу, в университетском доме публично и не требуя за то от слушателей особливой платы о своей науке лекции давать, кроме того, вольно ему за умеренную плату кого хочет приватно обучать, только чтоб оттого в его публичных лекциях никакой остановки и препятствия не происходило.

§ 7. Всем профессорам иметь по-однажды в неделю, а именно по субботам до полудни, в присутствии директора собирания, в которых советовать и рассуждать о всяких распорядках и учреждениях, касающихся до наук и до лучшего оных произвождения, и тогда каждому профессору представлять обо всем, что он по своей профессии усмотрит за необходимо нужное и требующее поправления. В тех же общих собраниях решить все дела, касающиеся до студентов, и определять им штрафы, ежели кто приличится в каких продерзостях и непорядках.

§ 8. Никто из профессоров не должен по своей воле выбрать себе систему или автора и по оной науку свою слушателям предлагать, но каждый повинен следовать тому порядку и тем авторам, которые ему профессорским собранием и от кураторов предписаны будут.

§ 9. Все публичные лекции должны предлагаемы быть либо на латинском, либо и на русском языке, смотря как по приличеству материи, так и по тому, иностранной ли будет профессор или природный русской.

§ 10. Всякий профессор должен курс своей науки так расположить, чтоб чрез каждые полгода, то есть от одной ваканции до другой, часть оныя, а чрез год весь курс окончать мог.

§ 11. О предлагаемых в каждую половину года новых лекциях объявлять выставляемым в Университетском доме листом или каталогом лекций.

§ 12. Большим ваканциям в Университете быть два раза в году, а именно: зимою от 18 декабря по 6 генваря, а летом от 10 июня по 1 число июля.

§ 13. По окончании каждого месяца выбрать день субботный, в который профессорам, согласясь между собою, заставлять студентов приватно диспутоваться и задавать им для того тезисы, которые за три дни наперед прибивать к дверям большой аудитории, дабы желающие то предприять заблаговременно приготовить могли.

§ 14. Пред наступлением каждой ваканции иметь публичные диспуты, приглася ко оным всех любителей наук, притом одному из студентов до начатия диспутов говорить краткую латинскую, а другому по окончании оных на русском языке речь, выбрав к тому удобную материю.

§ 15. И дабы не оставить ничего, что бы могло молодых людей поощрять к наукам, то по однажды в году, а имянно 26 апреля, роздавать им публичные награждения, которые состоять могут в небольшой золотой или серебреной медале с изображением е. и. в. к наукам милосердия, которой приличную идею по установлении зделать.

§ 16. Таких медалей раздать раз до осьми, и притом поступать следующим порядком: директор, выбрав две из представленных ему от профессоров задач, должен оные первого марта каждого года задать всем учащимся в Университете студентам выставленным листом, и требовать чтоб желающие себе определенного награждения подавали ему свои сочинения на латинском или и на русском языке не позже 1 числа апреля.

§ 17. Из оных поданных сочинений директор обще с профессорами должен выбрать восемь достойнейших, из которых половина может быть на латинском, а другая на русском языке и назначить им награждение.

§ 18. Потом пригласить к положенному дню всех пребывающих в Москве знатных персон и охотников до наук в Университет, где в большой аудитории помянутые награждении публично роздаваны быть имеют. Там один из профессоров, представя с достойными похвалами высокоматернее попечение е. и. в. о юлагополучии ее подданным вообще, и особливо неизреченные щедроты к сему Университету и учащемуся в нем российскому юношеству, должен объявить поимянно тех, которые по предложенным задачам удостоены от всего Университета награждения.

§ 19. После сего каждый из них должен принять от профессора свое сочинение, прочитать оное публично, и тогда один из господ кураторов, а внебытность их директор вручает ему медаль, с таким объявлением, что е. и. в. всемилостивейшая государыня жалует его сею медалиею в знак высочайшего своего удовольствия в его прилежании и добрых успехах в науках.

§ 20. На всех медалях вырезать прежде внизу в оставленном для того месте имена тех, кому оные даны будут.

§ 21. Которые студенты в Университете науки свои порядочно окончали, и через свое искусство и прилежание заслужили свебе порядочные награждения, а притом в своих поступках всегда были добропорядочны, оным давать от Университета аттестаты за подписанием директора и всех профессоров; по которым аттестатам определять желающих в гражданскую службу по приличеству их природы и знания, и делать им протекцию ко ободрению протчих учащихся.

§ 22. Каждый студент должен три года учиться в Университете, в которое время все предлагаемые во оном науки, или по крайней мере те, которые могут ему служить к будущим его намерениям, способно окончать может, а прежде того сроку никого против его воли и желания от наук не отлучать и к службе не принуждать; сверх того, не соизволено ль будет содержать студентов двадцать человек записанных на жалование, чтоб из них в гимназию определять в нижние классы учителями.

§ 23. Всяк желающий в Университете вышним наукам учиться, должен явиться у директора, который прикажет профессорам его экзаменовать, и ежели явится способен к слушанию профессорских лекций, то, записав его в число университетских студентов и показав ему порядок учения, приличный его склонности и будущему состоянию, отослать при письменном виде к тем профессорам, у кого какия лекции слушать имеет; и во ободрение позволено ль иметь шпагу, как и в протчих местах водится.

§ 24. Учащиеся в Университете студенты не должны ни в каком другом суде ведомы быть, кроме университетского; и ежели приличатся в каких-либо непорядочных поступках, то не касаясь до них никаким образом приводить их немедленно в университетский дом к директору, который, смотря по вине, учинит им надлежащий штраф или отошлет к тому суду, до которого такия дела надлежат.

§ 25. Каким образом студенты будучи в Университете и под дирекцией оного поступать должны, о том предписать им так, как в протчих Университатх нарочные законы, которые напечатать и при принятии в Университет, дав каждому студенту по одному экземпляру тех законов, велеть ему под теми-ж законами в университетской книге имя свое и послушное по оным исполнение своеручно подписать; ежели кто после противно оным законам поступит, тот невзирая ни какое лицо и кто б он ни был, по данной университетскому корпусу власти штрафован быть имеет.

§ 26. Понеже науки не терпят принуждения и между благороднейшими упражнениями человеческими справедливо счисляются, того ради как в Университет, так и в гимназию, не принимать никаких крепостных и помещиковых людей. Однако ежели который дворянин, имея у себя крепостного человека сына, в котором усмотрит особливую остроту, пожелает ево обучить свободным наукам, оный должен наперед того молодого человека объявить вольным и, отказавшись от всего права и власти, которую он прежде над ним имел, дать ему увольнительное письмо за своею рукою и за приписанием свидетелей; притом же повинен он за себя и за наследников своих обязаться давать оному ученику пристойное содержание, доколе он при Университете счислятся будет и до совершенного окончания наук ни под каким видом его не отлучать.

§ 27. При допущении в Университет и в гимназию такого студента или ученика, принять от него и хранить в Университете данное ему от бывшаго его господина письменное увольнение, и когда он науки свои порядочно окончает и от университета с аттестатом отпущен будет для определения в службу государеву или на вольное пропитание, тогда вручить ему паки помянутое письмо прежняго его господина и дать волю, чтоб никаким образом никто его в холопство привести не мог. Ежели же имев волю и пользуясь одним тем, будет в худых поступках, то такого выписать вон и отдать как его, так и увольнительное письмо его помещику.

§ 28. Всяк желающий в Университете слушать профессорских лекций, должен наперед научиться языкам и первым основаниям наук. Но понеже в Москве таких порядочно учрежденных вольных школ не находится, где бы к вышним наукам молодые люди надлежащим образом приготовлены и способными учинены быть могли; того ради е. и. в. всемилостивейше не соизволит ли указать, чтоб при Московском университете и под его ведомством учредить две гимназии: одну для дворян, а другую для разночинцов, кроме крепостных людей.

§ 29. В обеих гимназиях учредить по четыре школы, в каждой по три класса. Первая школа Российская, в ней обучать: в нижнем классе грамматики и чистоте штиля, в среднем – стихотворства, в вышнем – оратории. Вторая школа Латинская, в ней обучать: в нижнем классе первые основания латинского языка, вокабулы и разговоры, в реднем толковать нетрудных латинских авторов, и обучать переводам с латинского на российский и с российского на латинский язык, в верьхнем толковать высоких авторов, и обучать сочинениям в прозе и в стихах. Третья школа первых оснований наук: в нижнем класса обучать Арифметике, в среднем Геометрии и Географии, в вышнем сокращению философии. Четвертая школа знатнейших европейских языков. В двух нижних классах обучать первые основания и разговоры с вокабулами немецкого и французского языков, в двух верхних классах обучать чистоте штиля помянутых языков.

§ 30. Которые ученики учение свое порядочно окончали и при публичном экзамене, чинимым в конце каждого года, явились достаточными, таковых производить в Университет к слушанию профессорских лекций.

§ 31. Которые родители не похотят детей своих обучать латинскому языку и вышним наукам, а немерены их определить в купечество, и художествам, или в военную службу, оные должны о том наперед объявить, лабы по тому учение их расположить было можно.

§ 32. Желающие либо одному французскому, либо немецкому языку учиться, должны тотчас тем учителям определены быть, при чем сверьх тех языков, по чинимому от инспектора гимназии расположению, могут они такожде учиться арифметике, геометрии, истории и географии.

§ 33. Инспектором над гимназиею быть одному из профессоров в Университете, которому как учители, так и учащиеся должны являть всякое почтение и послушание, и по его повелениям и распорядкам, чинимым с апробациею Директора, непременно исполнять.

§ 34. В каждой половине года инспектор при присутствии протчих профессоров должен экзаминовить каждой класс, и которые в том классе уже довольные успехи показали переводить в вышние классы, а оттуда при публичном экзамене производить в студенты.

§ 35. В оном публичном экзамене, который имеет быть при окончании года, присутствовать директору самому с Университетскими профессорами, и которые ученики особливо явятся прилежны и понятны, оным директор волен по совему благоразсуждению на пятнадцать или на дватцать рублев всяких полезных книг и награждение роздать, дабы чрез то как их самих, так и протчих поощрить к прилежнейшему продолжению их учения.

§ 36. Всякой родитель, желающий отдать сына своего для обучения в гимназию, должен его представить директору и объявя о намерении, какое имеет он при обучении того своего сына, почему директор прикажет инспектору гимназии зкзаминовать оного ученика, и по его знанию определить в надлежащий класс.

§ 37. Никакой ученик в гимназии, так и никакой студент в Университете не должен собою отставать от учения, не уведомя о том письменно директора Университета и инспектора гимназии, и не уичня должного благодарения тем профессорами и учителям, у кого обучался. Ежели кто пропустя целой месяц, того не учинит, и о себе знать не даст, такого почитать яко беглого.

§ 38. При окончании каждого месяца должны учители в гимназии о успехах, прилежании, поступках и штрафах учащихся в их классах подавать репорты инспектору, который сочиня из того генеральный репорт о состоянии гимназии должен оной представить директору, и директор кураторам.

§ 39. Для различения дворян от разночинцев учиться им в разных гимназиях, а как уже выйдут из гимназии и будут студентами у вышних наук, таким быть вместе как дворянам и разночинцам, чтоб тем более дать поощрение к прилежному учению.

§ 40. Учителям гимназии предписано быть имеет по особливой же инструкции, как всем вообще и каждому особливо в его должности поступать, и оную инструкцию в непременном исполнении каждому подписать.

§ 41. Быть при университете приставу, котораго должность состоит в том: 1) чтоб с приданными ему сторожами содержать университетский дом и аудиторию в надлежащей чистоте; 2) иметь ему роспись всем студентам и где кто жительство имеет, дабы в потребном случае каждаго сыскать мог; 3) рапортовать по всякое утро директора о том, что за день перед тем в университете происходило.

§ 42. Всем профессорам, учителям и прочим университетским служителям иметь жительство свое в близости от университетскаго дому и гимназии, дабы в прохаживании туда и назад напрасно время не теряли.

§ 43. Каким имянно чинам и служителям при Университете и гимназии быть надлежит, и какое каждому далование определить можно, тому приложен при сем штат, с показанием протчих потребных расходов.

§ 44. Ежели е. и. в. всемилостивейшая государыня сей проект задлага принять соизволит, то надлежащие к пополнению оного статьи и инструкции для профессоров и учителей и законы для студентов в Университете, и для учеников в гимназии немедленно сочинены быть могут.

§ 45. Со временем как Университет размножится, то несумневаюсь, что Правительствующий Сенат соблаговолит установить другие полезные учреждения, от которых доходы в казну е. в. заменить могут. Також занужно почитается чтоб обучать греческому языку. Ориентальские языки могут також быть учены со временем, когда будут довольны Университетские доходы и сысканы достойные к тому учители.

Перепечатывается с сайта "История Московского университета".

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС