Нестор 
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Н >

ссылка на XPOHOC

Нестор 

1056-1114

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Нестор Летописец, Печерский (ок. 1056-1114), составитель “Повести временных лет”, родился в Киеве, в семнадцать лет поступил в Киево-Печерскую обитель послушником. Принял его сам основатель монастыря прп. Феодосий. Чистотою своей жизни, молитвою и усердием юный подвижник превзошел вскоре даже самых известных печерских старцев. По пострижении в монашество он был удостоен сана иеродиакона. Основным его послушанием в монастыре стало книжное дело. Помимо “Повести временных лет” им написано житие первых русских святых — страстотерпцев Бориса и Глеба, житие прп. Феодосия — основоположника правильной монастырской жизни на Руси, сказания о первых печерских подвижниках и мн. др.

Память прп. Нестору отмечается 27 октября/9 ноября, 28 сентября/11 октября и во 2-ю неделю Великого поста.

Русское небо


Нестор (XI - нач. XII в.) - летописец. Происхождение и жизнь Нестора до монашеского пострига неизвестны. В 70-х годах XI века стал монахом Киево-Печерского монастыря и вскоре получил диаконский сан. Написал житийные труды о Борисе и Глебе и Феодосии Печерском. Традиционно считается автором первой редакции "Повести временных лет", основного источника по начальному периоду истории Древней Руси, составленной ок. 1113 году и не дошедшей до нашего времени. Погребен в Киево-Печерской лавре.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997.


Нестор  (гг. рожд. и смерти не уст.) - монах Киево-Печерского монастыря (с 70-х годов 11 века), древнерусский историк и публицист. В 80-х годах написал "Чтение о житие и погублении... Бориса и Глеба" и "Житие... Феодосия". В этих сочинениях, наряду с проповедью христианских идей, подчеркивал самостоятельность Руси по отношению к Византии, осуждал княжеские распри. По мнению многих исследователей, Нестор был составителем крупнейшего произведения древнерусской исторической мысли – «Повести временных лет», возникшей около 1113 года. В "Повести" раскрывается широкий кругозор автора, его горячее патриотическое чувство, сложно переплетаются феодально-христианские и народно-героические мотивы. Гробница Нестора находится в пещерах Киево-Печерской лавры.

А. М. Сахаров. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН - ПЕРГАМ. 1967.

Литература: Приселков М. Д., Нестор летописец, П., 1923; его же, История рус. летописания XI-XV вв., Л., 1940; Лихачев Д. С., "Повесть временных лет" (Историко-литературный очерк), в кн.: Повесть временных лет, ч. 2, M.-Л., 1950; его же, Рус. летописи и их культурно-исто-рич. значение, М.-Л., 1947.


Нестор-летописец - АнтокольскогоНестор, монах Киево-Печерского монастыря (ок. 1056—1114), духовный писатель, мыслитель, летописец, автор «Повести временных лет». Из написанного Нестором «Жития Феодосия Печерского» мы узнаем, что он был пострижен при игум. Стефане (годы игуменства которого — 1074—78) и возведен им в «диаконский сан» и что еще до «Жития Феодосия» им было написано «Чтение о Борисе и Глебе».

«Чтение о житии и о погублении блаженную страстотерпцю Бориса и Глеба» написано Нестором по канону жития-мартирия (т. е. жития святого-мученика). Истории гибели сыновей Владимира Святославича Нестор предпосылает обширное историческое введение, в котором размышляет об извечной борьбе добра со злом. По Нестору, русская история — это борьба добра со злом, вечных добрых начал человеческой души с бесовским соблазном сил зла. Борис и Глеб выступают в «Чтении» как активные поборники христианских идеалов — смирения и братолюбия, а Святополк предстает как орудие дьявольских козней. «Чтение» уступает в известности и распространенности анонимному «Сказанию о Борисе и Глебе» (см.: «Жития Бориса и Глеба», старший из известных нам списков «Чтения» относится к XVI в.

После «Чтения» Нестор пишет «Житие преподобного отца нашего Феодосия, игумена Печерского», в котором повествуется о жизни и деяниях одного из основателей монастыря. Как это характерно для житий праведников, подвизающихся в монастыре, «Житие Феодосия» отличается живостью характеристик монахов и мирян. Нестор достигает иллюзии правдоподобия в описании творимых Феодосием чудес, искусно изображая бытовые детали, естественно передавая диалоги персонажей. Особенно выделяется в «Житии» образ матери Феодосия: вопреки традиции Нестор изображает не лишенную каких-либо индивидуальных черт благочестивую христианку, предстающую в условном амплуа матери святого, а, напротив, изображает женщину властную, суровую, решительно противящуюся религиозным устремлениям сына, не останавливающуюся перед тем, чтобы жестоко избить или посадить на цепь отрока, мечтающего лишь о богоугодных делах и пострижении. Сложен и, возможно, близок к своему прототипу и житийный образ самого Феодосия (вероятно, Нестор опирался не столько на литературную традицию, сколько на рассказы о Феодосии очевидцев): отличающийся в монастырском быту необычайным смирением, Феодосий тем не менее резко осуждает за неблаговидные поступки кн. Святослава. Исследователи находили в «Житии» сюжетные мотивы, будто бы заимствованные из переводных византийских житий, но, вероятно, следует говорить лишь о сходстве ситуаций: Нестор всегда наполняет рассказ конкретными чертами киевской жизни и монастырского быта XI в. В этом отношении интересен такой эпизод: князь, находившийся где-то за городом, поручает некоему отроку отвезти Феодосия на телеге в Киев. Увидя убого одетого Феодосия, юноша принимает его за простого монаха и, снисходительно попрекнув за постоянную праздность («ты по все дни порозден»), предлагает поменяться местами: юноша поспит в телеге, а Феодосий пусть правит лошадью. Верный своим обычаям, Феодосий смиренно соглашается. Но когда путники приблизились к Киеву, юноша замечает необычайное почтение, оказываемое Феодосию, и со страхом понимает свою оплошность. В этом эпизоде помимо чисто нравоучительной идеи — прославления смирения Феодосия — немало живых деталей: и упоминание о далеком от благочестивого уважения отношении к монахам, и бытовые особенности княжеского быта, и чисто реалистическое изображение самого игумена, который шагает рядом с лошадью, когда начинают слипаться глаза.

В 1113—18 Нестором составлен древнейший летописный свод «Повесть временных лет», который позднее был включен в состав почти всех летописных сводов.

В «Повести временных лет» земная жизнь рассматривается Нестором как противостояние добра и зла, причем не только как борьба посланников Бога и слуг сатаны, но как противостояние добрых и злых людей. Последние опаснее бесов, ибо «беси бо Бога боятся», а злой человек ни Бога не боится, ни человека. Именно посредством их множится мировое зло.

Память прп. Нестору отмечается 28 сент./11 окт., 27 окт./9 нояб. и во 2-ю неделю Великого поста.

Т. О., Д. К.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Нестор-агиограф и Нестор-летописец

Нестор (сер. XI - нач. XII в.) - писатель-агиограф. Постриженник Киево-Печерского монастыря, Нестор являлся автором древнейших русских житий «Чтения о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» и «Жития преподобного отца нашего Феодосия, игумена Печерского». Одним из первых он развивал в своих работах идеи христианского провиденциализма, а также принцип жесткого противопоставления духовного и материального начал, выступал идеологом монашеского аскетизме и не-стяжательства. Биографические сведения о нем чрезвычайно скупы. В Киево-Печерский монастырь он постригся после 1074 года. Здесь был возведен в сан дьякона. Остаток жизни, на который приходилась работа над прославившими его имя житиями, он провел во Владимире Волынском, куда попал как знающий, обладающий редким литературным даром книжник. Создание «Чтения о житии Бориса и Глеба» датируется исследователями концом XI - началом XII века, а «Житие Феодосия» временем около 1108 года, когда по инициативе Святополка II осуществляется канонизация печерского подвижника.

«Чтение о житии Бориса и Глеба» - первое древнерусское агиографическое сочинение, написанное по законам житийного жанра, хотя прямых агиографических образцов, которые соответствовали бы житию страстотерпцев, христианская церковь не знает. Оно должно было заменить созданное несколько ранее «Сказание о житии Бориса и Глеба», отразившее древнерусский культ князей-мучеников в близкой народному миропониманию и далеко не канонической (с элементами двоеверия) интерпретации. В «Чтении» вероломно убитые князья выступают как посредники, вымаливающие у Бога снисхождение к людям. Это во всех отношениях образцовые святые, личности абсолютно благочестивые, жизненный путь которых - предуготовление к мученичеству. Все повествование подчинено центральной нравственно-назидательной идее терпения, смирения и послушания. Факт гибели князей в междоусобной борьбе превращается в абстрактный, как бы вневременной нравоучительный пример, своего рода сакральное действие, сопоставимое с жертвенным подвигом Сына Божия. Их смерть, по Нестору, показывает не слабость, а достойную восхищения силу преодоления притяжения мира земного. Тем самым едва ли не впервые в древнерусской мысли абсолютизируется примат духовности и формулируются неизвестные доселе славяно-русскому обществу установки духовно-практической деятельности. Нестор исходит из принципиальной несовместимости идеального и материальною начал бытия. Разорванность двух планов бытия преодолевается жертвенностью, которая рассматривается как способ освобождения от материальности жизни и прорыва в мир иной, как путь приобщения к высшему идеалу. Логика поступков князей не обыденно-земная, соответственно и адекватная оценка возможна только с позиций монашеского отрешения от плотского и земного. Монах побеждает мир подвигом аскезы и воздержания (смерть для мира), подвиг князей - реальная смерть ради преодоления плотского, суетного, уводящего от Бога земного бытия. При этом все события в житии предопределены промыслом, пронизывающим жизненный путь героев от рождения до гибели. Отсюда проистекает вывод о богоустановленности миропорядка.

В социальном плане отсюда следует вывод о незыблемости иерархии, повиновении старшим, а в личном - покорности судьбе. В литературе «Чтение о житии Бориса и Глеба» нередко расценивалось как осуждение междоусобиц. Но провиденциальное восприятие действительности глушит проявление такого протеста. Из установки на преодоление тварной бытийности следовало не осуждение, а отрицание суетной мирской жизни как таковой, со всеми ее страстями, материальными заботами и рознью. В «Житии Феодосия» создан образ идеальной земной жизни, преодолевающей несовершенство тварного мира в подвиге монашества. В отличие от «Чтения», привлекаемые агиографические сюжеты и приемы не вытеснили реальной биографической основы жития. Нестор сформулировал основные черты русского типа аскетической святости. Эта аскеза строгая, но доступная, не требующая ничего сверхчеловеческого, ее основа - воздержание телесное, молитва и пост, главное же - это не абсолютное затворничество ради собственного спасения, а служение миру.

Жертвенный подвиг аскета складывается из труда на общую пользу, в сочетании с материальной и духовной помощью тем, кто в ней нуждается, и постоянными молитвами о прощении грешников и заблудших. Здесь преодолевается намеченный «Чтением» соблазн полного отрешения от жизни, политики и культуры, хотя соответствующие нравственно-ценностные установки сохраняются. Остается незыблемым принцип онтологической вторичности материального по отношению к идеальной сфере божественного. Подвижничество Феодосия все же представляет собой пример движения от мира к Богу, но это движение многоплановое, не ограничивающееся полным отказом от мирских соблазнов и отсечением плотских страстей. В конечном счете выбор между Богом и миром, духом и страстью осуществляется в пользу первого. Последовательно проводится в «Житии» фаталистический принцип попечения Божия о мире, которым Нестор обосновывает ненужность забот о земном (требование не обременяться материальными заботами, жить милостыней в надежде, что о всем должен позаботиться Бог).

Нестор провозглашает откровение, даруемое Богом своим избранникам, источником абсолютного знания. Поэтому не искушенный в премудростях Феодосий оказывается мудрее философов. Однако из этого постулата Нестора не разворачивает апологии иррационализма и антиинтеллектуализма, свойственной христианским мистикам-аскетам. Превознося божественную мудрость, он тем не менее не отвергает необходимость учения и высоко ценит книжность. Нестора-агиографа нередко смешивают с Нестором-летописцем, приписывая ему авторство «Повести временных лет» и цикла статей о Печерском монастыре, входящих в эту повесть. Текстологически доказано, что агиографические и летописные произведения принадлежат разным Несторам. Нестор-летописец был старшим современником Нестора-агиографа, являлся учеником Феодосия и расходился с Нестором-агиографом в трактовке истории Печерского монастыря. Кроме этих расхождений, есть различия в идейно-политических пристрастиях обоих авторов. Сводчиком всей «Повести временных лет» Нестор-летописец, видимо, считался необоснованно. Древнейший летописный свод приписывается ему ошибочно из-за заблуждения монахов, знавших о существовании печерского летописца Нестора и подписавших этим именем скопированные в монастыре списки летописи.

В. В. Мильков

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 409-411.


Сочинения:

Житие святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1915;

Житие Феодосия Печерского // Памятники литературы Древней Руси XI - нач. XII в. Л., 1978. С. 304-391.

Литература:

Приселков М.Д. Нестор летописец. Опыт историко-литературной характеристики. Пг., 1923.

Еремин И. П. К характеристике Нестора как писателя // Труды Отдела древнерусской литературы (Института русской литературы АН). Л., 1961. Т. 17. С. 54-64:

Богуславский С. А. К вопросу о характере и объеме литературной деятельности Нестора // Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук. 1914. Т. 19, кн. 1. С. 131-186;

Кузьмин А. Г. Начальные этапы древнерусского легониеания. М., 1977. С. 133-183.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС