Кавур Камилло Бенсо
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ К >

ссылка на XPOHOC

Кавур Камилло Бенсо

1810-1861

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Камилло Бенсо Кавур

Кавур, Камилло Бензо (1810-1861), граф - государственный деятель и дипломат Пьемонта (Сардинии) и Италии периода её объединения. Получив военно-инженерное образование, Кавур с 1826 по 1831 годы был на военной службе. В 30-х годах он много путешествовал и вернулся домой поклонником порядков, сложившихся в Англии в результате парламентской реформы 1832 года и во Франции - после революции 1830 года. В это время оформилась политическая программа Кавура: объединение Италии "сверху", т. е. по возможности без участия широкого общественного движения, в особенности без буржуазно-демократической революции. Эта программа связывала объединение Италии с экономическими интересами северо-итальянской буржуазии и имела своей целью подчинение сельскохозяйственного юга Италии её промышленному северу, мелких итальянских государств - самому крупному из них - Пьемонту, превращение Италии в расширенный Пьемонт. Препятствием к осуществлению этой программы были многочисленные итальянские династии, Папское государство и особенно Австрия, владевшая Миланской и Венецианской областями. С точки зрения К. итальянское единство могло быть осуществлено лишь постепенно и с неизбежным вмешательством великих держав Европы, т. к. Пьемонту не под силу было бороться с Австрией.

Таким образом, Кавур рассматривал проблему национального объединения прежде всего как внешнеполитическую задачу, каковую он и начал решать с момента своего прихода к власти. В 1850 году он вступил в министерство д'Азелио в качестве министра земледелия и торговли, а с 1851 года стал ещё и министром финансов. В 1852 году он возглавил кабинет, сосредоточив в своих руках несколько министерств и среди них министерство иностранных дел. По инициативе К. Сардиния приняла участие в Крымской войне на стороне Англии и Франции. Участие Пьемонта в этой войне было весьма скромным, а итальянская армия неизменно терпела поражения под Севастополем. Но Кавур добился приглашения Пьемонта на Парижский конгресс 1856 года в качестве равноправного члена. Дипломатические успехи Пьемонта на конгрессе были, впрочем, невелики. Кавуру удалось добиться лишь того, что итальянский вопрос был поставлен на обсуждение конгресса. Никаких решений по этому вопросу принято, однако, не было. Было лишь упомянуто, что произвол и деспотизм царят в Неаполитанском королевстве, что не в лучшем положении находится Папская область, и было выражено пожелание о выводе австрийских войск с папской территории. Только во время австро-итальянской войны 1859 года Кавуру удалось добиться помощи от Наполеона III. Однако Наполеон вскоре подписал предварительные условия мира с Австрией за спиной у Кавура. Обманутый Кавур ушёл в отставку. Став снова у власти в январе 1860 года, он стал поддерживать национальное движение в Италии, добился от первого итальянского парламента согласия на уступку Франции Ниццы и Савойи, поддержал возглавленное Гарибальди восстание в Неаполитанском королевстве, но одновременно ввёл туда пьемонтские войска, в присутствии которых произошёл плебисцит в пользу присоединения Неаполитанского королевства к Пьемонту. 18. II 1861 года первый общеитальянский парламент провозгласил короля Пьемонта Виктора Эммануила II королём Италии. Программа Кавура таким образом была выполнена: национальное движение в Италии удалось ввести в буржуазно-либеральные рамки и использовать силы Франции в борьбе против Австрии. Папское государство было ограничено при помощи того же плебисцита территорией г. Рима. До полного объединения Италии Кавур не дожил.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Кавур (Cavour), Камилло Бенсо (10.VIII.1810 - 6.VI.1861), граф, - государственный деятель и дипломат Пьемонта (Сардинского королевства) и Италии эпохи ее воссоединения, идеолог и лидер обуржуазившегося дворянства и умеренно-либеральной монархической буржуазии. Родился в Турине в старинной аристократической семье. В 1829 году окончил Туринскую военную академию. В 1847 году основал совместно с Ч. Бальбо газету "Risorgimento", ставшую органом умеренно-либерального движения. Во время революции 1848-1849 годов - депутат парламента. В 1850-1852 годы - министр земледелия и торговли, в 1851-1852 годы - также министр финансов, с 1852 по 1861 годы (с перерывом в 1859 году) был премьер-министром Пьемонта, возглавляя также министерства иностранных дел, финансов и др. Внутренняя политика Кавура была направлена на преобразование в буржуазном духе экономические и политические структуры Пьемонта (курс на свободную торговлю, таможенную и другие реформы, поощрение банковской деятельности и железнодорожного строительства). Правительство Кавура провело ряд антиклерикальных мер (преобразование церковного законодательства, упразднение религиозных орденов и отчуждение их имущества). Политика Кавура содействовала развитию в Пьемонте капиталистического предпринимательства и расширению нового руководящего либерально-буржуазного слоя.

Конечной целью Кавура было объединение Италии под главенством Савойской династии, однако в 50-х годах планы Кавура ограничивались созданием Северо-итальянского королевства. Страшась народных масс и революции, Кавур стремился разрешить эту задачу путем династических сделок и дипломатических комбинаций, опираясь на союз с бонапартистской Францией (см. Пломбьерское соглашение 1858 года). В 1859 году путем искусных дипломатических маневров Кавуру удалось спровоцировать Австрию на войну с Пьемонтом, в ходе которой предполагалось при военной поддержке Наполеона III освободить Ломбардию и Венецию. Однако сепаратное соглашение между Францией и Австрией (см. Виллафранкское перемирие 1859 года) расстроило планы Кавура и вынудило его к отставке.

В условиях подъема патриотического и революционного движения (см. Итальянская революция 1859-1860) Кавур в январе 1860 года вернулся к власти. Воспользовавшись благоприятной обстановкой, он добился присоединения к Пьемонту Пармы, Модены, Тосканы и Романьи, где были свергнуты абсолютистские режимы. В этот период, как и во время начавшегося в мае южного похода Дж. Гарибальди, тактика Кавура состояла в том, чтобы, говоря словами Маркса, присоединять к Пьемонту "...одну за другой те части итальянской территории, которые могут быть завоеваны мечом Гарибальди или вырваны из вековой зависимости народными восстаниями" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 15, с. 94). Стремясь предотвратить дальнейшее распространение революции, Кавур в сентябре 1860 года двинул пьемонтские войска в Папскую область, а затем в освобожденное гарибальдийской армией Королевство обеих Сицилий. Из-за слабости революционных сил объединение Италии было завершено монархическим путем. С провозглашением единого Итальянского королевства (март 1861 года) Кавур стал первым премьер-министром Италии.

При всем разнообразии оттенков итальянской либерально-буржуазной историографии 19 - начале 20 веков  авторы биографий Кавура и общих работ о Рисорджименто, безмерно восхваляя "государственную мудрость" дипломата-"провидца", сходились в признании за Кавуром роли "творца" объединенной Италии (работы Р. Бонги, Н. Бьянки, Дж. Массори, О. Браганьоло и др.). Критические оценки буржуазно-демократических публицистов тонули в хоре славословий Кавуру. В 30-40-е годы 20 века эта традиционная трактовка претерпела значительные изменения. В условиях тоталитарной фашистской диктатуры историки либерально-идеалистического направления стали рассматривать Кавурв как эталон либерализма 19 века. Эта точка зрения нашла наиболее полное выражение в работе А. Омодео (A. Omodeo, L'opera politica del conte di Cavour, v. 1-2, Firenze, 1940), который выдвинул на первый план деятельность Кавура по утверждению либеральных порядков в Пьемонте и Италии. Свою концепцию Омодео противопоставлял попыткам фашистских историков и идеологов развенчать либерализм и представить Кавура как "провиденциальную личность", добивавшуюся создания сильного, автократического государства.

В новейшей итальянской историографии попытки учесть в оценке Кавура ограниченность его национальной программы и его неспособность как руководителя умеренных разрешить аграрный вопрос сочетаются с замалчиванием классовой сущности политики К. (Е. Passerin D'Entreves, L'Ultima battaglia politica di Cavour, Torino, 1956). Вместе с тем еще достаточно сильна традиционная апологетическая оценка Кавура. Так, в юбилейном издании "Storia d'Italia, coordinata da N. Valeri" (v. 4, 1960) Дж. Таламо рассматривает политику Кавура в годы воссоединения как единственно возможную и не имевшую никакой политической альтернативы.

Оценка деятельности Кавура с марксистских позиций принадлежит А. Грамши. Воздавая должное Кавуру, как политику и дипломату, Грамши в то же время подчеркивал консерватизм политики Кавура. Новый материал о Кавуре содержится в книге марксистского историка Дж. Берти "Россия и итальянские государства в период Рисорджименто" (рус. пер., М., 1959).

Большинство французских и английских работ о Кавуру написано до 30-х годов и не отходит от умеренно-либеральных канонов. Авторы этих работ (Матте, Палеолог, Дебидур, Уайт и др.) восхваляют "политический реализм" Кавура, "воплощавшего в себе национальное движение" и помешавшего "крайностям" революции "погубить" национальное дело. Значительное место в послевоенной литературе о Кавуре занимает исследование Д. Мак Смита (D. Mack Smith, Cavour and Garibaldi. 1860, Camb., 1954), который доказывает, что Кавур готов был в 1860 году отказаться от объединения Италии, только бы не допустить победы демократических сил.

Русские либералы видели в Кавуре "политического творца" Италии, "вызвавшего ее силой своего гения из полного политического ничтожества к славной действительности" ("Отечественные записки", 1861, кн. 5). Напротив, революционные демократы Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов, подчеркивавшие роль демократических сил в объединении Италии, считали, что Кавур в основном воспользовался плодами национального движения в интересах Савойской династии.

В. С. Бондарчук. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 6. ИНДРА - КАРАКАС. 1965.


Кавур Камилло Бенсо (1810-1861) - граф, итальянский государственный деятель и дипломат. Премьер-министр Сардинского королевства (1852-1861, кроме 1859). Глава правительства объединенного Итальянского королевства (1861). Сыграл важную роль в процессе объединения Италии путем династических и дипломатических сделок.

Камилло Бенсо Кавур родился 10 августа 1810 года в Турине. Его отец маркиз Микеле Бенсо ди Кавур происходил из старинной аристократической семьи из Кьери и в молодости принадлежал к окружению принца Камилло Боргезе, правителя Пьемонта, в честь которого он и дал второму сыну имя Камилло. Мать Камилло, Адель де Селлон, происходила из женевской дворянской семьи кальвинистов, принявшей католичество вскоре после рождения Кавура-младшего. Камилло Кавура, как второго сына, готовили к военной карьере: он учился в туринской военной академии и в 1827 году стал младшим лейтенантом инженерных войск.

Находясь в 1830 году в составе генуэзского военного гарнизона, он с восторгом говорил об Июльской революции во Франции, за что в наказание был переведен в форт Бард в долине Аоста. Кавур стал умеренным либералом, придерживавшимся, как он сам признавался, "золотой середины". Июльская революция, последовавшие за ней восстания в Италии и ответные репрессии изменили его взгляды.

В ноябре 1831 года Кавур оставил военную службу. Он побывал во Франции, Англии, Швейцарии и Бельгии, изучая политические, социальные и экономические проблемы западного мира, и одновременно вникал в аграрные и торговые проблемы Пьемонта.

В 1835 году отец доверил ему управление частью родового имения. Недовольный своим положением (наследником всего имущества и титула маркиза был старший брат Густаво), Камилло Кавур энергично занялся земледелием, коммерческой и банковской деятельностью, спекулировал на бирже, играл (не всегда удачно) в азартные игры. Кавур был одним из основателей "Банка ди Торино"; построил фабрику свечей, Общества по созданию детских садов (1839), а также Аграрной ассоциации (1842). Он примкнул к борьбе умеренных либералов Пьемонта за реформы, которые продолжил, используя парламентскую трибуну. В 1847 году король Карл Альберт объявил о реформе власти. Кавур приехал в Турин, где при содействии других реформаторов основал газету "Рисорджименто". В январе 1848 года на собрании журналистов и политических деятелей Кавур заявил, что стране нужна конституция, которая укрепила бы власть. Этот призыв нашел отклик среди реформаторов и положил конец колебаниям Карла Альберта. Первые выборы в соответствии с дарованной королем 4 марта 1848 года Конституцией состоялись в апреле. Но Кавур потерпел поражение. И только на июньских дополнительных выборах он был избран в парламент.

11 октября 1850 года Кавур был введен в состав правительства. "Я не стремлюсь, как вы знаете, к власти ради власти; я к ней стремлюсь, чтобы помочь моей стране", - писал он. Камилло стал лидером умеренного большинства палаты депутатов. Он был назначен министром земледелия, торговли и флота (военного и торгового), управление которого было выделено тогда из военного министерства.

С 1823 года Кавур возглавил правительство Сардинского королевства (Пьемонта). "Тем самым, - как отмечал историк Прокаччи, - у власти оказался человек, с чьим именем связано осуществление объединения Италии, одна из немногих фигур итальянской истории, которой было суждено запечатлеться в умах потомков в ореоле победителя, а не побежденного". Трезвый политик, знаток Адама Смита, он многое сделал, чтобы включить Пьемонт и прилегающие области в большое кольцо европейской экономики. По его инициативе прокладывались туннели под Альпами, строились железные дороги, был создан Национальный банк, закладывались инфраструктуры, готовившие сближение различных княжеств и герцогств Италии. Но главное внимание Кавур уделял внешней политике. В его лице страна обрела трезвого и гибкого дипломата, умелого стратега и тактика. "Я считаю, что политику следует быть исключительно осторожным в словах и исключительно решительным в поступках, - писал Камилло 15 апреля 1856 года министру внутренних дел Урбано Раттацци. - Бывают ситуации, когда дерзкое решение гораздо менее опасно излишней осторожности". Он отдавал себе отчет в том, что занятие политикой налагает немалые обязательства: "Для политика существует суровая необходимость прислушиваться к голосу разума, заставляя молчать голос сердца". Кавур оставил немало свидетельств и по поводу собственного характера, например: "Мой темперамент подвержен взрывам". "Я ничего не умею делать наполовину. Однажды взявшись за дело, я отдаюсь ему полностью". "Я никогда никому не делаю зла, даже моим врагам"... Вскоре после прихода к власти Кавур был поставлен перед труднейшим выбором - принимать ли Пьемонту участие в Крымской войне или нет. Позднее он признавал, что направить в Крым 18 тысяч солдат в мае 1855 года его "вынудила злосчастная политическая конъюнктура". Наполеон III держал свой гарнизон в Риме. Австрия продолжала господствовать в Северной Италии. "Оставаться в этом случае нейтральным, - писал итальянский историк, - было бы равносильно отказу от всякой, пусть даже малейшей, возможности влиять на ход событий и, значит, полностью предоставить Мадзини и демократам инициативу в национальном вопросе. Наоборот, примкнуть к союзу - это означало оставить открытым путь для будущих дипломатических действий, столь существенно облегчивших, как показали дальнейшие события, объединение Италии "сверху".

Как участник Крымской войны, Кавур добился приглашения Сардинии (Пьемонта) на мирный конгресс, который открылся 25 февраля 1856 года в Париже. Накануне конгресса Пальмерстон и Наполеон III обещали Кавуру поднять в ходе его работы итальянский вопрос. На деле этого не произошло. Кавуру с трудом удалось добиться лишь дискуссии на заседании 8 апреля, когда Валевским был поставлен вопрос о злоупотреблениях папского правительства, о недопустимых методах управления страной, применяемых неаполитанским королем, а сам Кавур выступил против бессрочной оккупации Римских легатств. Конгресс не принес "никаких практических результатов" для Пьемонта, однако Кавур теперь четко представлял новую расстановку сил в Европе. Он пришел к выводу, что решение итальянского вопроса будет возможно лишь в результате войны с Австрией.

В августе 1857 года Кавур писал близкому другу кузену Уильяму Де Ла Риву: "Покинутые Англией, оказавшиеся поставленными лицом к лицу с недоброжелательной и враждебной Австрией, вынужденные бороться против Рима и других итальянских принцев, Вы можете себе представить, сколь трудно наше нынешнее положение". Выйти из этого положения Кавуру помог случай: в 1858 году Орсини, бывший соратник Мадзини, совершил неудачное покушение на Наполеона III, заявив, что тот стал опорой европейской реакции и врагом объединения Италии. "...Кавур обнаружил сноровку, совершенно своеобразную, необыкновенную, - писал русский дипломат Н.Д. Киселев. - Из устрашения, произведенного заговором Орсини, была извлечена выгода в пользу целей сардинского министра. Он изобразил себя сдерживающим кровавые решения тайных обществ, которые были ему безгранично преданными и силу которых он преувеличил. В то же самое время он себя выставил решительным противником Мадзини и Гарибальди: первый открыто добивался построения республиканской системы, а второй объявил себя публично противником Франции и его главы. <...> Граф Кавур воспользовался этой ситуацией, чтобы заставить принять свое влияние в Париже, как и повсюду. Выбирайте, говорил он, между нами и мадзинистами, склонности которых разделяет Гарибальди. Мы хотим объединения Италии на основе монархического принципа, наши противники стремятся к единству на основе демократической и социальной республики. Выбирайте и решайте поскорее, так как позднее мы будем бессильны разбить гидру революции, которая поднимается, чтобы поглотить Европу и ее вручить антисоциальному режиму Мадзини и его сторонников. Эти средства были использованы не без успеха".

Важным этапом в секретных франко-пьемонтских переговорах, начатых по инициативе французского императора в мае 1858 года, стала встреча Наполеона III с Кавуром 20 июля в Пломбьере в Вогезах, куда Кавур отправился тайно, под видом отдыха в Швейцарии. В центре обсуждения оказались следующие проблемы: поиск предлога для объявления войны Австрии, будущее устройство Италии, получение Сардинским королевством займа в Париже, предполагаемое бракосочетание дочери сардинского короля принцессы Клотильды с принцем Наполеоном. В качестве компенсации за оказываемую Пьемонту услугу Наполеон III потребовал уступить Франции Савойю и Ниццу. Многообещающее начало переговоров с Наполеоном о союзе весной 1858 года побудило Кавура принять энергичные меры, чтобы расположить Россию в свою пользу. Кавур напомнил Петербургу, что дружба с Россией отвечает желаниям, намерениям и целям сардинского правительства.

24 ноября 1859 года Виктор Эммануил II в Турине, а 26 января 1860 года Наполеон III в Париже поставили подписи под секретным договором между Францией и Пьемонтом. Речь в нем шла о наступательно-оборонительном союзе двух держав на случай агрессии со стороны Австрии. Целью союза было освобождение Италии от австрийской оккупации и создание Королевства Верхней Италии с населением примерно 11 млн человек. Кроме того, договором предусматривалось присоединение Савойи и Ниццы к Франции и сохранение верховной власти папы в интересах католической религии. Ведя дипломатическую подготовку к войне, Кавур стремился возбудить у Англии и Германской конфедерации (в чьей поддержке он был далеко не уверен) опасения по поводу возможного возникновения русско-австрийского конфликта в связи с восточным вопросом. "Мы не нуждаемся в помощи России в итальянском деле, - говорил он прусскому посланнику в январе 1859 года, - но если Германия и Англия захотят противостоять нашей борьбе за то будущее Италии, наступление которого является лишь вопросом времени, мы окажемся вынуждены включить в игру Россию. Это будет очень несложно, ибо, как только на Востоке возникнет пожар, Россия начнет защищать там свои интересы, и коллизия с Австрией станет тогда неизбежной..."

Кавур использовал также соперничество Англии и Франции. Сделавшись хозяином ежедневной прессы в Европе, ему удалось внушить, что Итальянское королевство может быть верным и полезным другом Великобритании. Английский кабинет, задетый действиями Франции, пытался подорвать влияние соперницы путем увеличения льгот и поощрения намерений графа Кавура. Таким образом, Франция стремилась сохранить свою гегемонию в Италии; Англия прилагала все усилия, чтобы взяла верх ее политика. "Граф Кавур плавает между двумя течениями и сумел извлечь из этого выгоду в пользу цели, которую преследует и которую он льстит себя надеждой еще достичь, используя эти две великие державы и продолжающееся соперничество", - писал Киселев.

В начале 1859 года в Лондоне решили сделать все возможное, чтобы помешать войне между Австрией и Пьемонтом. Англия, играя роль посредника, направила ноту сардинскому правительству с просьбой изложить претензии Турина к Вене. Требования Кавура сводились к следующему: создание отдельного национального управления в Ломбардо-Венецианском королевстве, прекращение незаконного вмешательства Австрии в дела Центральной Италии, аннулирование особых договоров Австрии с герцогствами и прекращение оккупации ею Романьи. Вена отвергла эти требования и выдвинула свои. В самой же Сардинии подготовка к войне шла полным ходом. Кавур вспомнил о Гарибальди и пригласил его в Турин. "Гарибальди должен стать приманкой для волонтеров, должен появляться и исчезать!" - писал Кавур в мемуарах. Можно себе представить, каким неприятным сюрпризом для Кавура стало известие о том, что Россия предложила созвать мирный конгресс. Вся его политика была связана с надеждой на предстоявшую совместно с Францией войну против Австрии. Однажды Камилло пришел в такое отчаяние, что был близок к самоубийству; но обстоятельства неожиданно приняли благоприятный для него оборот.

23 апреля 1859 года Кавуру было вручено письмо австрийского министра Буоля, содержавшее ультиматум - немедленно сократить численность армии до размеров мирного времени и уволить из нее всех добровольцев.

26 апреля, когда истекал назначенный трехдневный срок для подачи ответа, Кавур отказался удовлетворить требования австрийского правительства, ссылаясь на продолжающиеся переговоры о созыве конгресса. В апреле Австрия напала на Италию - Париж и Турин наконец добились своего, но вина за это формально на них не ложилась. События на Апеннинском полуострове в условиях войны развивались стремительно, что поставило немало серьезных вопросов перед дипломатией. Представительные собрания в Великом герцогстве Тосканском, герцогствах Модена и Парма, а также легатствах или в Романье приняли решения о низложении прежних правителей и присоединении к Сардинскому королевству.

В то же время Наполеон III, одержав ряд побед над австрийцами, заключил в Виллафранка 11 июля 1859 года сепаратное соглашение с Францем Иосифом. Предательство было очевидным. Парме, Модене, Тоскане решили навязать прежних государей. Эти области ответили восстанием. Кавур узнал о франко-австрийском договоре лишь от Виктора Эммануила II. Для него, принявшего на себя чрезвычайно трудную роль посредника между руководимым им итальянским национальным движением и французским императором, это сообщение явилось тяжелейшим ударом. Он подал в отставку. Усталый, с горькой обидой Кавур уехал в Турин. Отдых подействовал благотворно. В его корреспонденции зазвучали совершенно иные ноты. В письме к депутату парламента Кастелли он признавался: "Я не отказался от политики; я бы от нее отказался, если бы Италия была уже свободна; тогда моя задача была бы выполнена; но, пока австрийцы находятся по эту сторону Альп, мой святой долг состоит в том, чтобы пожертвовать остатком жизни и сил ради оправдания надежд, которые я постарался внушить соотечественникам. Я решил не тратить зря силы на агитацию, тщетную и бесполезную; но я не останусь глух к призывам моей Страны".

В августе 1859 года Кавур вернулся в Пьемонт. Нация продолжала видеть в нем выразителя своих надежд и хотела снова видеть его у власти. Министерство Ла-Марморы и Ротацци подало в отставку, и Кавур в январе 1860 года стал во главе кабинета. Через несколько дней он разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что правительство не в силах остановить естественное и неизбежное течение событий. Поспешно заключенный мир в Виллафранке не позволил Наполеону III получить Савойю и Ниццу. Учитывая это, Кавур решил увязать вопрос передачи этих территорий Франции с вопросом присоединения Тосканы и Эмилии к Пьемонту.

24 марта 1860 года соответствующий договор между Францией и Пьемонтом был подписан. Решение о присоединении Центральной Италии к Сардинии, а Савойи и Ниццы к Франции вызвали бурную реакцию европейских правительств.

4 апреля 1860 года в столице Сицилии Палермо началось новое восстание под лозунгом национального единства, присоединения к Пьемонту. Наскоро вооружив тысячу своих сторонников, Гарибальди захватил в Генуе два парохода и отправился к Сицилии. Кавур грозил его арестовать. Но Гарибальди выступал под лозунгом "Италия и Виктор Эммануил", чтобы не дать обвинить себя в неподчинении королю.

11 мая экспедиция "Тысячи" под руководством Гарибальди высадилась в Сицилии и овладела островом. Успешное начало экспедиции побудило Кавура оказать ей помощь. "Проблема, которую мы должны решить, такова: помочь революции, но сделать это так, чтобы в глазах Европы она воспринималась спонтанным актом. В таком случае Франция и Англия окажутся на нашей стороне, иначе не знаю, что они предпримут", - писал он. Кавур направил в Палермо своего сторонника, приверженца присоединения Сицилии к Пьемонту, эмигранта из Мессины Ла Фарину, секретаря и фактического руководителя Национального общества. 6 июня им было подписано соглашение, положившее конец господству Бурбонов в Палермо.

19 августа 1860 года Гарибальди высадился в Калабрии.

7 сентября он торжественно въехал в Неаполь. Случилось то, чего опасался Кавур, когда писал адмиралу Персано в конце лета: "Чрезвычайно желательно, чтобы освобождение Неаполя не было делом Гарибальди, если это случится, революционная система займет место конституционно-монархического строя". После захвата Неаполя Гарибальди призвал идти на Рим, чтобы там провозгласить Виктора Эммануила королем независимой и единой Италии. Это неизбежно бы привело к разрыву с Францией, которого Кавур стремился избежать. Премьер-министр, чтобы перехватить инициативу у революционеров, решил овладеть папскими провинциями, которые отделяли Северную Италию от Южной. Успешное и быстрое завершение королевскими войсками в конце сентября кампании в Марке и Умбрии открыло возможность для интервенции на Юг, подняло престиж Пьемонта, показало намерение умеренных добиваться объединения Италии. Кавур был убежден, что "революционная эра должна быть завершена", а Южная Италия срочно присоединена к Сардинскому королевству, чтобы положить конец революции. Именно поэтому он дал отповедь в парламенте тем, кто склонен был "извлечь пользу из революционного дела ради завершения освобождения Италии, то есть присоединения Папского государства и Венеции.

27 октября 1860 года состоялись встреча гарибальдийских отрядов с правительственным войском и знаменитая встреча Гарибальди с королем. В феврале 1861 года в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а 14 марта Виктор Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии. После создания Объединенного итальянского королевства Кавур был озабочен проблемой признания нового государственного образования международным сообществом. Уже 31 марта, то есть спустя всего две недели после того как в Турине было объявлено об образовании Итальянского королевства, его признала Англия, стремившаяся помешать влиянию на новое государство Франции. В тот же день это сделала Швейцария, а 13 апреля - США, затем скандинавские и ряд латиноамериканских стран. Кавур считал, что столицей Италии должен быть Рим. Едва он начал переговоры с французским правительством по этому поводу, как 29 мая он заболел, а 6 июня умер. Нотой от 15 июня 1861 года Париж признал новое государство. Наполеон III хотел поддержать короля и умеренную партию и в без того сложной ситуации, возникшей в связи с утратой Кавура, пользовавшегося в Италии и за ее пределами бесспорным авторитетом.

В специальной ноте французского правительства от 9 июня о положении в Италии, переданной через Монтебелло Горчакову, отмечалось, что смерть Кавура изменила это положение, поскольку он служил "залогом сохранения внутреннего порядка в Италии и гарантией искусной политики; этот залог исчез; враги Италии и крайние партии на полуострове не должны больше считаться с этой решительной волей, с этим преобладающим влиянием, которое умело поочередно опрокидывать их расчеты и обуздывать их желания". 

Перепечатывается с сайта http://100top.ru/encyclopedia/


Далее читайте:

Исторические лица Италии (биографический справочник).

Сочинения:

Discorsi parlamentari, v. 1-12, Firenze, 1932-61; Il carteggio Cavour-Nigra, v. 1-4, Bologna, 1926-29; La liberazione del Mezzoggiorno e la formazione del Regno d'Italia, Carteggi di Cavour..., v. 1-5, Bologna, 1949-54; Lettere edite ed inedite, v. 1-6, Torino, 1883-87.

Литература:

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, 15 (см. Указат. имен); Добролюбов Н. A., Полн. собр. соч., т. 5, М., 1941, с. 131-175; Чернышевский Н. Г., Полн. собр. соч., т. 6, 8, M., 1940-1950; Грамши А., Избранные произв., т. 1, 3, М., 1957-59 (см. Указат. имен); Сказкин С. Д., Кавур и воссоединение Италии, "Историк-Марксист", 1935, No 5-6.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС