Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ф >

ссылка на XPOHOC

Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич

1820-1892

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Афанасий Афанасьевич Фет

Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич (23.11.1820-21.11.1892), выдающийся русский поэт, публицист, переводчик. Родился в с. Новоселки Орловской губ. В 1844-1856 на военной службе, 1866-1877 мировой судья Мценского у. Первый сборник стихотворений Фета — “Лирический пантеон” (1840), затем “Снег”, “Вечера и ночи”, переводные сочинения: “Герман и Доротея”, “Оды Кв. Горация Флакка” (1856), трагедии Шекспира: “Юлий Цезарь” (1859), “Антоний и Клеопатра” (1859). “Стихотворения” (1863), сборник “Вечерние огни” (1883-97); переводы: “Фауст” (1882-83), соч. Шопенгауэра “Мир, как воля и представление” (1880), “О четверном корне и законе достаточного основания” (1886). Серия переводов латинских поэтов: Ювенал (1885), Катулл (1886), элегии Тибулла (1886), XV книга “Превращений” Овидия (1887), “Энеида” Вергилия (1888), элегии Проперция (1888), сатиры Персия (1889), эпиграммы Марциала (1891), “Скорби” Овидия (1893). Автобиография “Мои воспоминания” (1890). Главная тема поэтического творчества Фета — поклонение красоте.

Нельзя пред вечной красотой
Не петь, не славить, не молиться.

Фет считал, что истинная сущность предмета, отраженного в человеческом сознании, не сам предмет, а его идеальное отражение, идеальное движение в беспредельную сферу неумирающей красоты. Роль красоты в общей экономии земного существования простирается далеко за пределы случайного и преходящего, сливаясь с понятием Вечного и Божественного.

Русское небо


Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич (1820 - 1892), поэт.

Родился в октябре или ноябре в селе Новоселки Орловской губернии. Его отцом был богатый помещик А. Шеншин, мать - Каролина Шарлотта Фет, приехавшая из Германии. Родители не состояли в браке. Был записан сыном Шеншина, но когда ему было 14 лет, обнаружилась юридическая незаконность этой записи, что лишало его привилегий, дававшихся потомственным дворянам. Отныне он должен был носить фамилию Фет, богатый наследник внезапно превратился в "человека без имени" - безвестного иностранца сомнительного происхождения. Фет принял это как позор. Вернуть утраченное положение стало навязчивой идеей, определившей весь его жизненный путь.

Учился в пансионе профессора Погодина, историка, писателя, журналиста, в который поступил для подготовки в Московский университет. Окончил в 1844 словесное отделение философского факультета университета, где сдружился с А. Григорьевым, своим сверстником, товарищем по увлечению поэзией. "Благословение" на серьезную литературную работу Фету дал Гоголь, сказавший: "Это несомненное дарование". Первый сборник стихотворений Фета "Лирический Пантеон" вышел в 1840 и получил одобрение Белинского, что вдохновило его на дальнейшее творчество. Его стихи появились во многих изданиях.

На пажитях немых люблю в мороз трескучий
При свете солнечном я солнца блеск колючий,
Леса под шапками иль в инее седом
Да речку звонкую под темно-синим льдом.
Как любят находить задумчивые взоры
Завеянные рвы, навеянные горы,
Былинки сонные среди нагих полей,
Где холм причудливый, как некий мавзолей,
Изваян полночью, - иль тучи вихрей дальных
На белых берегах и полыньях зеркальных.

Ради достижения своей цели - вернуть дворянское звание - в 1845 он покидает Москву и поступает на военную службу в один из провинциальных полков на юге. Продолжает писать стихи.

Печальная береза
У моего окна,
И прихотью мороза
Разубрана она.

Как гроздья винограда,
Ветвей концы висят,-
И радостен для взгляда
Весь траурный наряд.

Люблю игру денницы
Я замечать на ней,
И жаль мне, если птицы
Стряхнут красу ветвей.

Только через восемь лет, находясь на службе в гвардейском лейб-уланском полку, получает возможность жить вблизи Петербурга.

В 1850 в журнале "Современник", хозяином которого стал Н. Некрасов, публикуются стихотворения Фета, которые вызывают восхищение критиков всех направлений. Он был принят в среду известнейших писателей (Некрасов и Тургенев, Боткин и Дружинин и др.), благодаря литературным заработкам улучшил свое материальное положение, что дало ему возможность совершить путешествие по Европе. В 1857 в Париже он женился на дочери богатейшего чаеторговца и сестре своего почитателя В.Боткина - М.Боткиной.

* * *

Ночь светла, мороз сияет,
Выходи - снежок хрустит;
Пристяжная озябает
И на месте не стоит.

Сядем, полость застегну я, -
Ночь светла и ровен путь.
Ты ни слова, - замолчу я,
И - пошел куда ни будь!

(1847)

В 1858 Фет выходит в отставку, поселяется в Москве и энергично занимается литературным трудом, требуя от издателей "неслыханную цену" за свои произведения. Трудный жизненный путь выработал в нем мрачный взгляд на жизнь и общество. Его сердце ожесточили удары судьбы, а его стремление компенсировать свои социальные удары делало его тяжелым в общении человеком. Фет почти перестает писать, становится настоящим помещиком, работая в своем имении; избирается мировым судьей в Воробьевке. Так продолжается почти 20 лет.

В конце 1870-х Фет с новой силой начинает писать стихи. Сборнику стихотворений шестидесятитрехлетний поэт дает название "Вечерние огни". (Более трехсот стихотворений входят в пять выпусков, четыре из которых выходят в свет в 1883, 1885, 1888, 1891. Пятый выпуск поэт подготовил, но не успел издать).

В 1888, в связи с "пятидесятилетием своей музы", Фету удалось добиться придворного звания камергера; день, в который это произошло, он посчитал днем, когда ему вернули фамилию "Шеншин", "одним из счастливейших дней своей жизни".

Умер А.Фет 21 ноября (3 декабря н.с.) 1892 в Москве.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


Фет Афанасий Афанасьевич (23.11 (5.12). 1820, Новоселки Орловской губ. - 21.11 (3.12). 1892, Москва) - поэт и мыслитель. В 1838-1844 годы — студент Московского университета. В 1840 году вышел из печати первый сборник его стихов. В 1845-1858 годы военная служба с целью получения русского подданства и потомственного дворянства. Философскую опору своей жизненной практике Фет нашел в дарвиновской теории эволюции. Борьба за выживание, утверждал он, есть основной закон развития жизни на земле. Несомненно, сильное влияние на Фета оказал А. Шопенгауэр с его концепцией воли к жизни как причины непрекращающейся войны всех против всех (см. Шопенгауэр в России). В 1881 году Фет впервые перевел на русский язык, а затем издал сочинение немецкого философа «Мир как воля и представление», в 1886 г. - «О четверояком корне закона достаточного основания» и «О воле в природе»: Человеческий разум, по Фету, — это исключительное явление во всем мироздании, но его нельзя признать основой мироздания, «которое, если бы завтра все люди исчезли с их разумом... продолжало бы процветать еще лучше, чем при человеке». Рассудку присущи формы «времени, пространства и причинности, наличность которых и составляет интеллект». Однако интеллект перерабатывает мир явлений в соответствии со своими способностями и не может отвечать «за действительный мир, о котором ничего знать не может»; выводы же науки ограниченны и изменяются со временем.

Эта философская позиция Фета получила проявление во всей его поэзии, отличительной особенностью которой было отражение не столько действительного мира, сколько чувств поэта, вызываемых этим миром. Поэтическое преклонение перед гармонией природы и ощущение неспособности интеллекта объяснить ее причину толкали Фета на поиск гармонии вне мира; «Иоанн был совершенно прав, указывая на logos [логос] Божий как на источник мира видимого - мира явлений и невидимого - силы. Иоаннов logos вне мира и относится к нему творчески». Вслед за Шопенгауэром Фет отличал искусство как «познание существа мира» от будничного восприятия отдельных вещей и от «разумного мышления и науки», изучающих понятия. Преимуществом искусства, недоступным науке, Фет называет способность понять сущность жизни как единство и борьбу противоположностей не только в живой природе («момент их гармонического соединения неуловим»), но и в мироздании в целом (противоречие между вечностью мира и недолговечным, преходящим характером его явлений). Творческий дух, который Фет называет «солнцем мира», позволяет поэту вырваться из «темного мрака жизни вседневной» и подняться туда, где «сверкают звезд золотые ресницы». Особенное внимание Фет привлекала интерпретация Шопенгауэром кантовского учения об искусстве как незаинтересованном созерцании. «Цельный и всюду себе верный Шопенгауэр, - писал Фет своему другу великому князю Константину Константиновичу (поэту, писавшему под псевд. К. Р.), - говорит, что искусство и прекрасное выводят нас из томительного мира бесконечных желаний в безвольный мир чистого созерцания: смотрят Сикстинскую Мадонну, слушают Бетховена и читают Шекспира не для получения следующего места или какой-либо выгоды».

Фет считал, что искусство должно быть свободно от любых понятий, в т. ч. от понятий добра и зла: «Добро и зло - для человека, красота - для художника». Он высоко пенил человеческую личность, рассматривая ее внутренний мир как равновеликий окружающему миру. «Два мира властвуют от века. / Два равноправных бытия: / Один объемлет человека, / Другой - душа и мысль моя». Способность человеческой души быть вездесущей во времени и пространстве Фет приравнивает к созидательной силе Бога. Но такое громадное значение имеет только собственный, внутренний мир художника, именно его «я» является центром мира, а души и мысли др. людей - это всего лишь детали внешнего мира.

Близки были Фету, особенно в последний период жизни, и пессимизм и мизантропия Шопенгауэра. Он часто говорил, что основное содержание жизни - страдание, и только искусство уводит нас в мир чистой радости и красоты, которая дает «исцеление от муки». Вместе с Шопенгауэром Фет разделял «беспредельное презрение к умственной черни на всех ступенях и функциях». Нравственность же Фет вообще относил к области низших понятий, к которым не должна нисходить высокая поэзия. Художник должен быть свободен от требований морали и служить только красоте. Мысль Шопенгауэра о неприложимости понятий морали к миру явлений Фет излагает также в Послесловии к переводу его сочинений. При сопоставлении различных религиозных учений Фет отдавал предпочтение христианству за то, что оно принимает мир таким, каков он есть. «Путь христианского спасения есть путь смирения перед внешней необходимостью строгого закона, а не путь гордыни и протеста». Такая трактовка сущности христианства отражает характер философии Фета в центре которой - преклонение перед бесконечным богатством мира и прославление всего сущего, соответствующего представлениям художника о красоте.

Н. М. Северикова

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 672-673.

Сочинения: Соч.: В 2 т. М., 1982; Стихотворения, поэмы. Современники о Фете. М., 1988; Литературное наследство. Т. 25-26. М., 1936; Наши корни. М., 2013.

Литература: Благой Д. Мир как красота. О «Вечерних огнях» А. Фета. М., 1975; Северикова Н. М. Мировоззрение А. А. Фета // Вестник Московского ун-та. Сер. 7. Философия. 1992. № 1.


ФЕТ (Шеншин) Афанасий Афанасьевич (окт. или нояб. 1820 — 21.11.[3.12].1892), поэт. Родился в с. Новоселки Орловской губ., ныне Мценского р-на Орловской обл. в семье помещика А. Н. Шеншина от Каролины Шарлотты Фёт, приехавшей из Германии. Вначале Фет был записан сыном Шеншина, но в 14 лет обнаружилась юридическая незаконность этой записи, что лишало Фета привилегий, дававшихся потомственным дворянам. В 1834—37 учился в немецкой школе-пансионе в г. Верро, затем на словесном отделении философского факультета Московского университета (окончил в 1844), где сблизился с А. А. Григорьевым, Я. П. Полонским. С целью вернуть дворянское звание Фет поступил на военную службу (1845).

Первый сборник стихов Фета «Лирический пантеон» был опубликован в 1840, однако как оригинальный поэт он в полной мере проявил себя во 2-й книге стихов (опубл. 1850). С 1853 Фет получает возможность жить вблизи Петербурга, устанавливает дружеские отношения с литераторами круга «Современника» (Н. А. Некрасовым, И. С. Тургеневым, В. П. Боткиным, А. В. Дружининым, позже — Л. Н. Толстым), много пишет. К н. 60-х оказывается в забвении как поэт — «чистый лирик» по убеждению: итоговое собрание его стихотворений (ч. 1—2, 1863) так и не нашло своего читателя, многие годы оставаясь нераспроданным. Выйдя незадолго перед этим в отставку и женившись на М. П. Боткиной, Фет почти перестает печататься, мало пишет, занимается сельским хозяйством. Только на склоне жизни Фет вернулся к творчеству, выпустил 4 сборника стихов под общим названием «Вечерние огни» (1883, 1885, 1888, 1891).

«Поэт есть собственно человек, — писал Фет Я. П. Полонскому 3 окт. 1892, — у которого видимо для постороннего взгляда изо всех пор сочится жизнь независимо от его воли». Человек в лирике Фета распахнут всякому проявлению «всевластной природы», «стихийной жизни», каждый миг существования он, говоря словами И. А. Бунина, «приобщается самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир». «Слышит сердце, сколько радости земли, сколько счастия сюда мы принесли», — писал Фет в стихотворении «Люди спят; мой друг, пойдем в тенистый сад» (1853). Человек у Фета погружен в природу, но не в историю. В поэзии Фета не найти картин социальной действительности, так же как нет прямого отражения современных ему идеологических вопросов, но до осязаемости ощутимо передана материальная реальность мира, данная человеку в его непосредственном восприятии. В творческой практике это значительно ограничивало мир лирики Фета, а в теоретических высказываниях привело его к доктрине «чистого искусства». Причина такой позиции, видимо, в том, что, как верно писал Тургенев, очень высоко ценивший талант Фета, «… ему недостает нечто весьма важное — а именно: такое же тонкое и верное чутье внутреннего человека — его душевной сути — каковым он обладает в отношении природы и внешних форм человеческой жизни». Ощущая жизнь как всевластную захватывающую стихию («Весна и ночь покрыли дол», 1856?), поэт как бы растворяет свое «я» в буйстве органической жизни («Какое счастие: и ночь, и мы одни!», 1854, «Моего тот безумства желал», 1887, и др.). Необыкновенно острые лирические эмоции вызывает в Фете природа — «весны таинственная сила» («Еще майская ночь», 1857, «Майская ночь», 1870), «чудные картины» зимы («Какая грусть! Конец аллеи», 1862), вечера и ночи («Шепот, робкое дыханье», 1850; «На стоге сена ночью южной», 1857). Особенно напряженно переживание природы, не отодвинутое в прошлое, а как бы записанное в данный момент, — отсюда культ мгновения, вечное «сейчас», когда жизнь сливается в единый миг и им мерится («Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури», к. 60-х; «Я слышу — и судьбе я покоряюсь грозной», 1891). Характерно: хотя «…личная, внутренняя жизнь — очень мало дает ему поэтических мотивов» (Боткин В. П.), сам Фет утверждал, однако, что «предметом песни» могут быть и «личные впечатления», доказав это в таких шедеврах, как «В темноте, на треножнике ярком» (1856), «Сияла ночь. Луной был полон сад» (1877), «Ель рукавом мне тропинку завесила» (1891). Это объясняется тем, что, добиваясь художественного совершенства, поэт, по словам Фета, «отодвинет» от себя личные впечатления «как объект», видит их как бы отрешенно, не погружаясь в самое чувство, не растворяясь в нем, ибо оно выступает в данном случае как чувственный материал, но не как заражающая суггестивная сила. «Пейзаж души» дан у Фета в движении, насыщен живыми деталями предметного мира, наглядными образами, богат слуховыми, зрительными и даже обонятельными («мой стих благовонный») ощущениями. Особенно ярко вкус к живописным, пластическим картинам проявился у Фета в антологических стихах («Вакханка», 1843; «Диана», 1847). Фет обладал изумительной вещной памятью; «человек, бесповоротно теряющий пережитые душевные моменты, не может называться поэтом», — писал он. Своеобразие психологизма Фета в том, что он с несвойственным дотоле русской поэзии мастерством воссоздал мимолетные настроения и состояния, пережитые им ранее. Эта жизненная конкретность составляет главную силу поэзии Фета, но она же в известной мере ограничивает ее возможности, т. к. творческий акт, принося поэту самоцельное эстетическое удовлетворение, этим исчерпывался, тогда как, скажем, у Л. Н. Толстого, занимавшего активную этическую позицию, изображение «диалектики души» есть средство выявления сути человека и выражение нравственной оценки. «Природное» мироощущение Фета, необычайно чуткое к проявлениям прекрасного, плохо уживается с человечески-характерным. Не случайно, напр., что портрет женщины в лирике Фета соткан из материальных подробностей («пробор», «прядь волос», «нежные ланиты» и т. п.), но не индивидуален: «Не тебе песнь любви я пою, а твоей красоте ненаглядной» (стих. «Только встречу улыбку твою», 1873?). «Казалось, Фет, — свидетельствует Т. А. Кузьминская, — соединил как бы в одну единицу всех, с кем он общался». В любовной лирике Фета выделяется цикл, посвященный Марии Лазич (в мемуарах — Елена Ларина): «Старые письма» (1859?), «Alter ego» (1878), «Ты отстрадала, я еще страдаю» (1887) и др. Как известно из биографии Фета, молодые люди любили друг друга, но из-за материальной необеспеченности Фет не решился жениться на Лазич, которая вскоре трагически погибла. И по прошествии многих лет не тускнеет, не слабеет чувство, усугубленное муками совести, каждый раз заново переживаемое поэтом; но это конкретность психологической ситуации, а не характеров людей — участников разыгравшейся драмы.

Наряду с пафосом гедонистического жизнелюбия, у Фета нередки стихи, проникнутые мрачным фатализмом: человек уподобляется скудельному сосуду («Ласточки», 1884), он раб судьбы («Среди звезд», 1876), жизнь для него — страдание («Муза», 1887). Но если исходить из единства фетовского ощущения мира, то человек в его поэзии действительно должен быть невольником «прирожденных числ», ибо он часть окружающей его стихийной органической природы, он живет в ее ритмах, блюдет ее законы. По-своему переосмысливает Фет мотив «невыразимого», свойственный романтизму и связанный в нем с полнотой и сложностью неподдающегося слову духовного переживания. Фет делает акцент на другом: естественная жизнь, природа обходятся без слова, оно им неадекватно; природа имеет свой язык, более емкий и точный, чем человеческая речь — «отблеск очей», «сжатие рук», «румянец ланит». «Что не выскажешь словами — звуком на душу навей» (стих. «Поделись живыми снами», 1847) — в этом ключ к музыкальности поэзии Фета, предпочитающей иметь дело не со смыслом, а со звуком — этим особенно податливым материалом в создании сиюминутного состояния. Фет культивирует особый «музыкальный» жанр — мелодии.

Фет известен как переводчик Горация, Овидия, И. В. Гёте, Г. Гейне и др. древних и новых поэтов; впервые перевел на русский язык трактат А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление» (1881). Автор мемуаров «Мои воспоминания» (ч. 1—2, 1890), «Ранние годы моей жизни» (опубл. 1893). Однако в русскую литературу Фет вошел прежде всего как поэт-лирик, опоэтизировавший обыденные предметы реальности, самые простые ощущения живой жизни.

В. М.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru 


Краткая хроника жизни

29 октября или 23 ноября, или 29 ноября 1820 г. (точная дата неизвестна) - А. А. Фет родился в усадьбе Новоселки Мценского уезда. Незаконный сын помещика Шеншина и Шарлотты Фет.

1834 - переезд в лифляндский город Верро, учеба в немецком частном пансионе. Перемена фамилии (с Шеншина на Фет).

1838 - учеба в Московском университете, знакомство с Аполлоном Григорьевым.

1840 - первый сборник стихов.

1843 - стихотворение "Посейдон", из-за ошибки наборщика фамилия Фет заменена на Фет.

1843 - публикация в журнале "Отечественные записки" стихотворения "Я пришел к тебе с приветом...", которое явилось своего рода лирическим автопортретом и поэтической декларацией молодого поэта.

1844 - окончание Московского университета по словесному отделению.

1848 - поступление на военную службу в кавалерию. 1850 - выход сборника прежних стихов. 1853 - начало сотрудничества в журнале "Современник", знакомство с Тургеневым и Некрасовым.

1857 - женитьба на М. П. Боткиной.

1858 - отставка.

Начало 60-х гг. - А. А. Фет, разочаровавшись в профессиональной литературной деятельности, купил поместье и занялся сельским хозяйством.

60-е - 70-е гг. -переписка с Л. Н. Толстым.

1877 - покупка А. А. Фетом старинной усадьбы Воробьевки, которую Фет сделал "обителью поэзии", четыре сборника стихов под общим названием "Вечерние огни" (1883, 1885, 1888, 1891).

1886 - А. А. Фет избран членом Петербургской Академии наук.

1892 - А. А. Фет умер у себя в имении.


* * *

Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли.

На небе ни клочка лазури,
В степи все гладко, все бело,
Один лишь ворон против бури
Крылами машет тяжело.

И на душе не рассветает,
В ней тот же холод, что кругом,
Лениво дума засыпает
Над умирающим трудом.

А все надежда в сердце тлеет,
Что, может быть, хоть невзначай,
Опять душа помолодеет,
Опять родной увидит край,

Где бури пролетают мимо,
Где дума страстная чиста, -
И посвященным только зримо
Цветет весна и красота.

 

* * *

Знаю я, что ты, малютка,
Лунной ночью не робка,
Я на снеге вижу утром
Легкий оттиск башмачка.

Правда, ночь при свете лунном
Холодна, тиха, ясна;
Правда, ты недаром, друг мой,
Покидаешь ложе сна:

Бриллианты в свете лунном,
Бриллианты в небесах,
Бриллианты на деревьях,
Бриллианты на снегах.

Но боюсь я, друг мой милый,
Как бы в вихре дух ночной
Не завеял бы тропинку,
Проложённую тобой.

<1842>

Другие стихи А.Фета читайте здесь же - Снега.

Сочинения:

Стихотворения. СПб., 1856;

Полн. собр. стихотворений. Т. 1—3, СПб., 1901;

Полн. собр. стихотворений. Л., 1937;

Полн. собр. стихотворений. 2-е изд. Л., 1959;

Стихотворения / Вступ. ст. П. Громова. М.; Л., 1963;

Вечерние огни. М., 1971.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС