Бутлеров Александр Михайлович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Б >

ссылка на XPOHOC

Бутлеров Александр Михайлович

1828 - 1886

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Александр Михайлович Бутлеров

Бутлеров Александр Михайлович (25.08.1828-5.08.1885), русский химик, создатель теории строения органических веществ (1861), основатель отечественной научной школы химиков. Ученик Н. Н. Зинина. Выпускник Казанского университета. Предсказал и объяснил изомерию многих органических соединений (1864). Открыл полимеризацию изобутилена. Синтезировал ряд органических соединений (уротропин, полимер формальдегид и др.). Труды по сельскому хозяйству и пчеловодству.

Высоко ценил Бутлерова Д. И. Менделеев: “Направление его ученых трудов не составляет продолжения или развития идей его предшественников, но принадлежит ему самому. В химии существует бутлеровская школа, бутлеровское направление”.

Русское небо


Бутлеров Александр Михайлович (1828—86) —русский химик. Важнейшим вкладом Бутлерова в мировую науку было создание теории химического строения, лежащей в основе современных представлений о природе химических соединений. Эта теория раскрыла связь свойств вещества с существованием устойчивой и специфичной для каждого вида веществ упорядоченности химических взаимодействий атомов в молекулах. Этот структурный принцип, утвердившийся в химии, стал заметным шагом в преодолении механицизма, способствовал диалектическому пониманию системности и структурности объектов. Теория химического строения Б. сыграла важную роль в практической организации промышленного производства веществ с заданными свойствами. Достижения структурной химии способствовали широкому распространению и утверждению идей системного подхода в др. науках.

Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991, с. 55.


Бутлеров Александр Михайлович (1828, г. Чистополь Казанской губ. - 1886, д. Бутлеровка Казанской губ.)-химик. Род. в дворянской семье отставного военного. Через несколько дней после рождения Б. его мать умерла. Много внимания сыну уделял отец. Б. был приучен с детства к систематическому труду, изучал языки, хорошо играл на рояле, сам смастерил на токарном станке гири и занимался гимнастикой. Впоследствии он стал силачом: однажды оставил вместо визитной карточки кочергу, к-рую согнул в форме буквы Б, Был прекрасным охотником, пловцом, наездником. Определенный отцом в частный пансион в Казани, Б. увлекся химией и нечаянно устроил взрыв, за что был выставлен преподавателями перед учениками с дощечкой на груди, на к-рой было написано: "Великий химик". В 1844 он окончил 1-ю Казанскую гимназию и поступил в Казанский ун-т на естественное отделение физико-математического ф-та. Участвуя в этимологической экспедиции в киргизские степи, Б. заболел брюшным тифом. Приехавший к нему отец заразился и умер, что потрясло Б., для к-рого отец был лучшим другом. В 1850 Б. был оставлен в ун-те для подготовки к профессорскому званию. Через год он защитил диссертацию "Об окислении органических соединений". В 1853 Б. подготовил докторскую диссертацию "Об эфирных маслах" и в 1854 был утвержден экстраординарным профессором Казанского ун-та. Молодой преподаватель быстро достиг высших научных степеней. В 1860-1863 Б. дважды был ректором Казанского ун-та, пользуясь уважением демократически настроенных студентов и преподавателей. Вынужденная отставка с этой должности позволила Б. полностью отдаться науке. В 1868-1885 он был ординарным профессором Петербург, ун-та. В 1871 стал академиком Петербург, академии наук. Его неоднократные поездки за границу, деятельность в Рус. химическом обществе, в Академии наук - все было подчинено науке. Б, -- создатель теории химического строения вещества (т.н. "структурная теория"), положившей начало синтетическому образованию новых органических соединении, сыгравшей в органической химии гигантскую роль. Им открыт синтез третичных спиртов; искусственно создано сахаристое вещество. Б. предсказал существование изотопов и высказал мысль о делимости атома. Он также является создателем научной школы, из к-рой вышли почти все выдающиеся химики-органики. Б, стал известен и как зоолог-пчеловод, ботаник. Убежденный приверженец спиритизма, Б. является автором ряда статей по медиумическим явлениям.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997.

 

Когда ученик Н.Н. Зинина Александр Михайлович Бутлеров только ещё начинал работу над созданием первых полимеров, то он понятия не имел, сколь шикроко будут применяться в народном хозяйстве плоды его рук. Он открыл полимеризацию изобутилена, синтезировал уротропин, полимер формальдегид и ряд других. Сегодня достаточно зайти на сайт http://www.steel-centre.ru/truby-pnd.html чтобы удостовериться в величии совершенных учёным открытий. Ведь в наше время те же полимерные трубы производятся в промышленных масштабах и находят себе повсеместное применение.

 

Бутлеров Александр Михайлович - знаменитейший русский химик и видный общественный деятель, родился в дворянском семействе в г. Чистополе, Казанской губернии, 25 августа 1828 г., и скончался 5 августа 1836 г. в той же губернии, в собственном имении, сельце Бутлеровке, спасского уезда. Первоначальное воспитание Б. получил в Казани, сперва в частном пансионе Топорнина, затем в 1-й местной гимназии. В 1844 г. он поступил в казанский университет на естественный разряд физико-математического факультета, где в 1849 г. и окончил курс со степенью кандидата; в следующем году Б. поручено было чтение университетских лекций по физике и физич. географии для медиков и неорганич. химии для натуралистов и математиков; в 1851 г. он получил степень магистра химии. Докторскую степень Б. получил в начале 1854 г. в московском университете, и по возвращении в Казань был избран экстраординарным, а 1858 утвержден в звании ординарного профессора. В начале 1868 г. Б. пригласили, по инициативе проф. Д. И. Менделеева, в петербургский университет, где с февраля 1869 года он начал чтение лекций, а в 1870 году устроил в университете отделение химической лаборатории для специальных работ по органической химии. Вскоре по переходе в Петербург Б. (в начале 1870 г. ) был избран членом Императорской Академии наук и заведовал сначала вместе с Зининым, а затем один академической химической лабораторией. Б. умер в звании заслуженного проф. петерб. университета, ординарного академика Имп. Академии наук и профессора химии Высших женских курсов, состоя почетным членом университетов казанского, киевского и московского и медицинской академии, различных ученых обществ в России и заграницей. Вся мало продолжительная, но полная плодотворнейшей деятельности жизнь покойного Б. была посвящена излюбленной им науке и ее распространению. Имя его, можно сказать, слито вплотную с насаждением и расцветом химии в нашем отечестве, и неразрывно связано с развитием целого блестящего периода органической химии на Западе, как в области ее теорий, так и в области фактов их закрепляющих. Б., как химик и основатель целой химической школы, пользовался громкою известностью не только у нас, но еще большею заграницей. Кроме того. Б., страстно интересуясь и занимаясь некоторыми отделами прикладного естествознания, немало потрудился в этой области, и многого достиг, в особенности на поприще пчеловодства, где настойчивой деятельностью на практике и в печати заново призвал к жизни русское пчеловодство. Не менее громкую, хотя, конечно, не многим симпатичную известность имеет имя Б. в сфере популяризации и разбора явлений так называемого медиумизма.

Переходя к обзору деятельности Б., как крупного научного деятеля, прежде всего должно обратить внимание на то, что он образовал и оставил после себя в России целую школу исследователей по органической химии, разрабатывающих эту науку в духе идей и приемов своего учителя.

Но чтобы быть творцом научной школы в стране, для этого требуется соединение многих редких личных качеств, которыми в избытке обладал наш знаменитый ученый педагог. С редкой живостью, ясностью мысли и речи - в нем соединялась замечательная простота в обхождении и отзывчивость. Страстная любовь к науке била в нем ключом и завлекала жаждущую истины во всех ее видах молодежь. Б. и в лаборатории, и у себя в кабинете был всегда доступен и практикантам-химикам, и любителям-пчеловодам, и сторонним посетителям; для всякого находилось в запасе у Б. именно то, что в данную минуту было всего нужнее, совет или поощрение, мягкая критика или слова утешения (см. превосходную речь Г. Г. Густавсона: "А. М. Бутлеров, как представитель школы", в "Журнале Р. X. О. " за 1887). Укрепившиеся еще с средины 60-х годов выражения в химии: "Бутлеровское направление", "Бутлеровская школа" сохранились во всей их силе и до сего времени. Зовется это направление Бутлеровским потому, что Б. был одним из творцов, как нового научного принципа - "химического строения", так в особенности и всестороннего применения и развития этого последнего, положенного им в основу и преподавания, и всех научных работ, произведенных им лично и его учениками. Не входя в детальное рассмотрение самого принципа, считаем, однако же, нужным указать, что прошло почти тридцать лет после появления классических статей Б. по установке принципа строения и двадцать пять истекло после выхода 1-го издания его бессмертного "Введения к полному изучение органической химии" и работ над изомериею простейших углеводородов и спиртов, - а принцип за все это время применялся все шире и шире; теперь нет того отдела в органической химии, куда бы его помощью не был внесен яркий свет. Подобный широкий захват материала, подчинившегося принципу строения, явился возможным только потому, что на ряду с ясным и точным изложением основ учения о химическом строении, всюду, где было возможно, выставлялись и предсказания; задачи, поставленные самим творцом теории, тотчас разрабатывались, часто разрешались в лаборатории им лично и с помощью учеников. Так зародилась "Бутлеровская школа", тесно связанная в начале с возникновением Бутлеровского учения о строении. Первые пионеры школы научились у первоисточника не только работе лабораторной, со своеобразными приемами и методами исследования веществ, трудно получаемых и нередко в ничтожных количествах, но и особым приемам трактования предмета исследования, по которому частности подчинялись и ярко освещались единым общим принципом. В статье "О химическом строении" придется еще вернуться к значению всего созданного Б., здесь же вкратце проследим общий ход только самых важнейших его работ по органической химии, интерес и значение которых не только не теряется до сих пор, но по отношению к некоторым даже возрастает. С конца 50-х годов начинают появляться исследования наипростейших органических соединений с одним паем углерода в составе, начатые Б. в лаборатории Вюрца в Париже, продолженные в Казани и давшие науке способы образования, свойства и превращения веществ, важность которых для науки и практики, можно сказать, с тех пор все более и более увеличивается. Так, упомянем о приготовленном Б. йодистом метилене. CH2I2 (из йодоформа действием C2H5ONa), который, благодаря своему высокому удельному весу (тяжелейшая из всех органич. жидкостей) 3,842 и сравнительной стойкости, стал в последнее время обиходною жидкостью в руках минералога и петрографа при определениях уд. веса и состава минералов и горных пород. Исходя из йодистого метилена и щавелевокислого серебра, Б. получил так называемый оксиметилен (CH2О)n, превращающийся при нагревании в простейший альдегид (муравьиный) и снова при охлаждении переходящий в твердое, полимерное состояние. Интерес и значение последнего соединения высоки потому, что еще в 1861 г. Б. удалось действием на оксиметилен известковой воды доказать впервые возможность искусственного получения сахаристого начала, названного им метиленитаном. Лишь в самое последнее время, когда создались совершенно новые методы исследования и выделения сахаристых начал, авторитет в этой новейшей области - Эмиль Фишер вновь возбудил интерес к первой синтетической глюкозе (метиленитан зовется теперь формозой и акрозой), в которой по ее свойствам очень не легко было угадать в начале 60-х годов синтетическую глюкозу. После 1861 года Б. выступает с рядом блестящих теоретических и критических статей, в которых излагаются им с замечательной ясностью и силой главнейшие основания учения о "Химическом строении веществ". Назовем здесь: "О химическом строении веществ" (1861); "О различных способах объяснения некоторых случаев изомерии" (1863, в Эрленмейровском "Kritische Zeitschrift f. Chemie", на немецком языке, и в "Ученых записках казанского университета"). Это учение имело и имеет конечною целью определить взаимное химическое отношение и связь отдельных элементарных атомов, составляющих частицу данного тела; принимая всецело унитарность частицы, учение это, однако, стремилось во всех случаях определить самый способ и порядок расчленения единой частицы на составляющие ее атомы. Так как структурное (от немецкого выражения строение = Straktur, введенного самим Б. взамен термина "конституция") учение Бутлерова, исходя из немногих допущений, опиралось на факты уже известные; объясняя их и предсказывая новые, то окончательное его признание и укрепление могло произойти только после всестороннего испытания его путем новых и новых опытов. К ним то и приступил Б., начиная с 1863 г., неустанно обогащая науку чрезвычайно важными экспериментальными работами, с изумительной ясностью доказывающими верность структурного учения, в особенности в области явлений изомерии органических тел. Ряд классических его работ начинается с открытия им первого третичного алкоголя - триметилкарбинола (изомерного с Вюрцевским бутильным алкоголем брожения) и синтеза других его гомологов. Немногим позже, изучая производные этого алкоголя, Б. обнародовал другое, не менее важное в истории органической химии исследование о двух предельных углеводородах состава C4H10, на которых с отчетливостью и блеском доказал изучением свойств химических и физических изомерию открытого им вновь триметилформена СН(СНз)з с диэтилом C2H5. C2H5. Оставляя в стороне значительное число работ, произведенных Б. в период времени до начала 70-х годов, укажем лишь на те, которые по их важности занесены в элементарные курсы органической химии: "Определение плотности пара метильного соединения свинца (плумбпетраметила)", и "О некоторых углеводородах СnН2n", где описан изобутилен из триметилкарбинола, и "Исследование некот. превращений цинк-метила". Из петербургского периода химической деятельности Б. особенного внимания заслуживают его работы, важные и в теоретическом отношении, над установкой явления полимерии в ряду этиленных углеводородов. Как в других бутлеровских исследованиях, так и в этих, на ряду с чрезвычайно глубокими и часто новыми соображениями теоретического характера, выступает мощность таланта экспериментатора, редко останавливающегося перед трудностями задач. В обширном мемуаре "Об изодибутидене" (1876 - 77) приведено в нескольких строках совершенно новое, так сказать, динамическое воззрение о значении условий превращения на строение некоторых веществ - воззрение, которое до сих пор еще ждет дальнейшего развития и обещает разъяснить многое в той области, которую немцы очень неудачно называют то таутомерией, то десмотропией, то аллоизомерией и пр. Как ряд статей и мемуаров над изучением продуктов уплотнения изобутилена, так и в появившемся ранее мемуаре "О строении некоторых непредельных углеводородов" (1870), кроме образцовой экспериментальной стороны, рассеяна такая масса важных теоретических замечаний и сопоставлений, что их можно смело рекомендовать для изучения каждому начинающему химику на ряду с классическими трактатами великих химиков-экспериментаторов первой половины настоящего столетия: Гей-Люсака, Берцелиуса, В„дера, Либиха, Бунзена, Дюма, Жерара и Лорана. К той же категории классической обстоятельности и точности можно отнести и подробные статьи Б. : "О физических свойствах триметилкарбинола" (1871); "О триметилуксусной кислоте" (1872 - 74); "Пентаметил-этоле" и немало других менее обширных, и по своему теоретическому интересу уступающих приведенным нами выше.

Преемственность бутлеровских идей и направления всего яснее выступает в следующих сопоставлениях работ учеников его и работ учеников этих последних. Открытие Б. синтеза предельных третичных алкоголей послужило толчком к открытию интереснейших синтезов непредельных третичных и вторичных алкоголей для преемника Б. в казанской лаборатории - Зайцева и его многочисленных учеников; под руководством и по предложению Б. была сделана в Казани работа над окислением кетонов А. Н. Поповым, продолжавшим разрабатывать эту тему почти в течение всей своей деятельности; завершена эта работа над правильностью окисления кетонов, превосходным исследованием Е. Е. Вагнера, ученика А. М. Зайцева. Рассеянные в многочисленных статьях Б. различные наблюдения над явлениями изомеризации и иных анормальных реакций, а также и в особенности сопутствующие им соображения о "механизмах реакций" послужили к разработке многих частностей и открытиям обобщений в духе структурного учения для Морковникова, Зайцева, Львова и их учеников. Число учеников Б., работавших на его темы и под его руководством, очень значительно (одних преподавателей и лаборантов в высших учебных заведениях, список которых составлен был за 11/2 года до смерти Б. в газете "Новости" 22 марта 1885 г., ј 80, было около 30 чел. ). Но в течение всей долголетней педагогической деятельности Б. очень редко держался обычая публиковать исследования своих учеников от общего с ними имени (нам известны только работы с Осокиным в Казани, с Вышнеградским, Горяйновым и Рицца здесь), и никогда не пользовался работами начинающих для своих личных, хотя бы и высоко научных целей, как то практикуется почти всеми корифеями химии на Западе.

Для обстоятельного знакомства с личностью и трудами покойного Б. укажем речи проф. : Г. Г. Густавсона, А. М. Зайцева и В. В. Морковникова, помещенные в "Журнале Химич. общ. " за 1887 г: речь проф. Лагермарка, "А. М. Бутлеров" (брошюра, Харьков, 1887); речи проф. казанского унив. А. М. Зайцева, И. И. Канонникова, Н. М. Мельникова и А. И. Якобия (брошюра, Казань, 1887); проф. Н. П. Вагнера, "Воспоминание об А. М. Бутлерове" (помещенное в изданном А. Н. Аксаковым "Сборнике статей А. М. Бутлерова по медиумизму", Спб., 1889). Относительно многочисленных работ Б., из которых лишь только на некоторые мы уже ссылались в тексте, укажем здесь, что все они появлялись одновременно на русском и иностранных языках (немецком и французском) в различных химических журналах ("Журнале Химич. общ. ", "Мемуарах" и "Бюллетенях" здешней академии, "Bulletin'ях" парижского химич. общ., "Annales de chimie", "Zeitschrift f. Chemie" и в "Либиховских Анналах"). Работы казанского периода с 1863 г. появлялись по преимуществу на немецком языке, а с 1870 г. после злостной выходки Фольгардта и Кольбе против французских химиков - на французском яз. в изданиях Академии наук.

Классический учебник Б.: "Введение к полному изучению органической химии" впервые издан в Казани в течение 1864 - 1866 г. и в 1868 был переведен с дополнениями под редакцией автора на немецкий язык под заглавием: "Lehrbuch d. organischen Chemie zur Einfuhrung in das specielle Studium derselben" (Лейпциг). С этим изданием сверено петербургское посмертное издание Бутлеровского "Введения", под редакцией его учеников в 1887 г. Для желающих познакомиться с мастерским изложением учения "о химическом строении" укажем на превосходную брошюру Б., изданную им за год до смерти, в 1885 г. : "Химическое строение и теория замещения с приложением статьи: современное значение теории химического строения". Кроме того, укажем и на общедоступную брошюру Б.: "Основные понятия в химии", изданную в год смерти (в марте 1886 г. ), а также книжку по пчеловодству для крестьян: "Пчела, ее жизнь и правила толкового пчеловодства" (1871), выдержавшую до настоящего времени несколько изданий и до сих пор пользующуюся громадным спросом в уважением у всех грамотных пчеляков. Недавно все статьи Бутлерова по пчеловодству изданы отдельной книгой.

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь.


Бутлеров Александр Михайлович

Александр Бутлеров родился в 1828 году в Бутлеровке - небольшой деревушке неподалеку от Казани, где находилось имение отца. Сначала он ходил в пансион, а затем поступил в Первую казанскую гимназию.

После окончания гимназии Саша поступил на естественнонаучное отделение Казанского университета, сначала как слушатель, а в 1845 году - как студент. Бутлеров стал регулярно посещать лекции по химии Николая Николаевича Зинина, которые читались для студентов физико-математического отделения.

Чтобы получить ученую степень кандидата, Бутлеров должен был представить диссертацию по окончании университета. К этому времени Зинин уехал из Казани в Петербург и ему не оставалось ничего иного, как заняться естественными науками. Для кандидатской работы Бутлеров подготовил статью "Дневные бабочки Волго-Уральской фауны". Однако обстоятельства сложились так, что Александру все-таки пришлось вернуться к химии.

Единственный профессор химии Клаус нуждался в помощнике. Им стал Бутлеров. Осенью 1850 года Бутлеров сдал экзамены на ученую степень магистра химии и приступил к докторской диссертации "Об эфирных маслах", которую защитил в начале следующего года. 4 июня 1854 года Бутлеров получил подтверждение о присуждении ему ученой степени доктора химии и физики. Сразу же после этого Бутлеров был назначен исполняющим обязанности профессора химии Казанского университета. В начале 1857 года он стал уже профессором.

Занимаясь изучением углеводородов, Бутлеров понял, что они представляют собой совершенно особый класс химических веществ. Анализируя их строение и свойства, ученый заметил, что здесь существует строгая закономерность. Она и легла в основу созданной им теории химического строения.

Сообщение о созданной им теории он сделал на 36-м съезде немецких естествоиспытателей и врачей в Шпейере. Съезд состоялся в сентябре 1861 года.

Он выступил с докладом перед химической секцией. Тема носила более чем скромное название: "Нечто о химическом строении тел".

Бутлеров говорил просто и ясно. Не вдаваясь в ненужные подробности, он познакомил аудиторию с новой теорией химического строения органических веществ. Термин "химическое строение" встречался в литературе и до Бутлерова, но он переосмыслил его и применил для определения нового понятия о порядке межатомных связей в молекулах. В 1863 год действуя диметилцинком на хлористый ацетил, ему удалось впервые в истории химии получить самый простой третичный спирт - третичный бутиловый спирт, или триметилкарбинол. Вскоре после этого в литературе появились сообщения об успешно проведенном синтезе первичного и вторичного бутиловых спиртов.

В статье "О различных способах объяснения некоторых случаев изомерии", опубликованной в 1863 году на немецком и в 1864 году на французском языках, Бутлеров сделал вывод: "Если при одинаковом составе вещества отличаются свойствами, то они должны также отличаться и своим химическим строением".

Успех принес ученому уверенность, но в то же время поставил перед ним новую, более трудную задачу. Необходимо было применить структурную теорию ко всем реакциям и соединениям органической химии, а главное, написать новый учебник по органической химии, где все явления рассматривались бы с точки зрения новой теории строения.

Бутлеров работал над учебником почти два года без перерыва. Книга "Введение к полному изучению органической химии" вышла из печати тремя выпусками в 1864-1866 годах. Вскоре после этого вышли издания почти на всех основных европейских языках.

Весной 1868 года по инициативе Менделеева Александра Михайловича пригласили в Петербург-ский университет, где он начал читать лекции и организовал собственную химическую лабораторию. Бутлеров разработал новую методику обучения студентов, предложив лабораторный практикум.

В своих исследованиях Бутлеров продолжал развивать структурную теорию. Он задался целью доказать, что разветвленную и прямую углеродные цепи могут иметь все типы органических соединений. Усилия Бутлерова увенчались успехом. В большой колбе был изобутилен. Бутлеров доказал существование разветвленной цепи углеводородов.

В 1871 году его избрали экстраординарным академиком, а три года спустя - ординарным академиком.

Через всю жизнь Бутлеров пронес еще одну страсть - пчеловодство. Своей книгой "Пчела, ее жизнь и правила толкового пчеловодства" Бутлеров гордился едва ли не больше, чем научными работами.

Умер ученый от закупорки кровеносных сосудов 5 августа 1886 года.

Использованы материалы сайта http://100top.ru/encyclopedia/


Литература:

Быков Г.В. Александр Михайлович Бутлеров: Очерк жизни и деятельности. М.,1961.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС