Айтматов Чингиз
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ А >

ссылка на XPOHOC

Айтматов Чингиз

1928-2008

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Чингиз Айтматов

Чингиз Айтматов.
Фото с сайта www.bookvoed.ru

Айтматов Чингиз (р. 1928), киргизский прозаик, пишущий на киргизском и русском языке.

Родился 12 декабря в аиле Шекер (Киргизия) в семье одного из первых киргизов-коммунистов. Под влиянием семьи будущий писатель с детства приобщился к русской культуре, русскому языку и литературе.

В 1937 его отец, занимавший руководящий пост, был репрессирован, и Чингизу пришлось столкнуться с подлинной народной жизнью: его трудовой стаж начался в десять лет, а с четырнадцати лет ему пришлось работать секретарем аилсовета (это было время Отечественной войны, и взрослые мужчины были на фронте), решая самые сложные вопросы жизни большого села.

Окончив восемь классов, он поступил в Джамбульский зоотехникум, который окончил с отличием, и был принят без экзаменов в сельскохозяйственный институт. В студенческие годы он писал небольшие заметки, статьи, очерки, публикуя их в газетах. После института работал зоотехником, продолжая писать.

В 1956 приехал учиться в Москву на Высшие литературные курсы, которые многое ему дали. Вернувшись в Киргизию, стал редактором журнала "Лите ратурный Киргиэстан", пять лет был собственным корреспондентом газеты "Правда" в Киргизии.

Широкую известность молодому писателю принесла повесть "Джамиля" (1958), позднее вошедшая в книгу "Повести гор и степей" (Ленинская премия, 1963). В 1961 вышла повесть "Тополек мой в красной косынке". Затем последовали повести "Первый учитель" (1962), "Материнское поле" (1965), "Прощай, Гульсары!" (1966), "Белый пароход" (1970) и др.

Первый роман, написанный Айтматовым, - "И дольше века длится день" ("Буранный полустанок", 1980). В 1988 был опубликован известный роман "Плаха".

Ч. Айтматов смог сделать и дипломатическую карьеру: был послом СССР в Люксембурге. В настоящее время *) (после распада СССР) является послом Кыргызстана в Бельгии, не оставляя при этом литературной деятельности (роман "Тавро Кассандры, 1994).

Примечания

*) Умер 10 июня 2008 года в больнице Нюрнберга.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


Чингиз Айтматов родился 12 декабря 1928 года в аиле Шекер (Киргизия) в семье одного из первых киргизов-коммунистов.

Благодаря семье будущий писатель с детства приобщился к русской культуре, русскому языку и литературе. В 1937 году его отец, занимавший руководящий пост, был репрессирован, и Чингизу пришлось рано стать самостоятельным. Его трудовой стаж начался в десять лет, а с четырнадцати он уже был секретарем аилсовета, решая самые сложные вопросы жизни большого села – это было время Отечественной войны, и взрослые мужчины были на фронте.

Окончив восемь классов, Айтматов поступил в Джамбульский зоотехникум, который окончил с отличием, и был принят в сельскохозяйственный институт. В студенческие годы он писал небольшие заметки, статьи, очерки, публикуя их в газетах. После института работал зоотехником, продолжая писать.

Дебютировал в печати в 1952 году с рассказом на русском языке «Газетчик Дзюйдо». В 1956 году приехал учиться в Москву на Высшие литературные курсы. Вернувшись в Киргизию, стал редактором журнала «Литературный Киргизстан», пять лет был собственным корреспондентом газеты «Правда» в Киргизии.

Широкую известность писателю принесла повесть «Джамиля» (1958) о любви, выдержавшей все испытания, о праве ранее угнетенной киргизской женщины на личное счастье и общественную деятельность, позднее вошедшая в книгу «Повести гор и степей». В 1961 году вышла повесть «Тополек мой в красной косынке». Затем последовали повести «Первый учитель» (1962), «Материнское поле» (1965), «Прощай, Гульсары!» (1966), «Белый пароход» (1970) и др. Первый роман, написанный Айтматовым, – «И дольше века длится день» («Буранный полустанок», 1980). В 1988 году был опубликован известный роман «Плаха».

В центре внимания писателя — проблема «человек и общество». Герои Ахматова – духовно сильные, человечные, активные люди современной эпохи. Айтматов выступил как писатель-новатор, мастер психологического портрета.

Но талант Айтматова не ограничился писательством: он проявил себя как дипломат и политик, побывав сначала послом СССР в Люксембурге, затем – послом Кыргызстана в Бельгии. Был он и депутатом Верховного Совета СССР, инициатором международного интеллектуального движения «Иссыккульский форум».

Скончался Чингиз Айтматов 10 июня 2008 года в больнице Нюрнберга (Германия), где находился на лечении.

Перепечатывается с сайта http://www.calend.ru/person/2076/ 


Айтматов Чингиз Торекулович [12.12.1928, аул Шекер Кировского р-на Киргизской ССР — 10.06.2008] — прозаик, критик, публицист.

Айтматову принадлежат также пьеса (в соавторстве), киносценарии, переводы (с русского на киргизский и с киргизского на русский); пишет на киргизском и русском языке.

В 1937 в результате репрессий Айтматов лишился отца, партийного работника, слушателя Института красной профессуры, а также и многих других родственников; большую роль в его формировании сыграли мать, учительница, и бабушка — знаток фольклора, киргизского и казахского. С 10 лет Айтматов познал труд земледельца. В годы Великой Отечественной войны, хорошо зная русский язык, подростком исполнял обязанности секретаря сельсовета, налогового агента, учетчика комбайнового агрегата и т.д. Айтматов принадлежит к поколению, «не успевшему» на войну, но тяжкий опыт жизни народа в тылу впоследствии отразится в ряде его произведений — изнурительный труд женщин, голодный блеск ребячьих глаз, страшные листки похоронок.

На рубеже 1940-50-х Айтматов учится в зооветеринарном техникуме, затем — в Киргизском сельскохозяйственном институте, по окончании которого (1953) 3 года работает зоотехником. В студенческие годы активно сотрудничает в газетах и журналах республики, позднее несколько лет проработает собкором «Правды» в Киргизии, будет возглавлять журнал «Литературный Киргизстан». Начало писательского пути Айтматова — рассказ «Газетчик Дзюй-до» (1952). К середине 1950-х он уже известен в республике не только как автор актуальных публицистических выступлений, но и как талантливый, своеобразный новеллист: «Ашим» (1953), «Белый дождь» (1954), «Соперники» (1956), «Трудная переправа» (1956) и др. Повесть «Лицом к лицу» (1957) стала в советской многонациональной литературе о войне одной из первых попыток нетрадиционного подхода к теме: Айтматов рассказал не о герое-победителе, но о человеке, сломленном войной, ставшем дезертиром и преступившем ту нравственную черту, за которой возможно только окончательное падение (почти через два десятилетия к аналогичной коллизии обратится В.Распутин в повести «Живи и помни»). На рубеже 1980-90-х Айтматов вернулся к своему замыслу и создал второй вариант повести, связав два трагических сюжета советской эпохи — войну и коллективизацию. Именно тогда, в годы коллективизации, душа героя претерпела тот непоправимый нравственный урон, от которого она уже не сумела воспрянуть.

В 1958 Айтматов заканчивает высшие курсы при Литературном институте им. М.Горького в Москве. В этом же году появляется повесть «Джамиля», которая приносит автору известность и за рубежом. Это история юной киргизской женщины, идущей навстречу любви наперекор вековым обычаям, а также повествование о красоте мира, о рождении художника. «Джамиля» была переведена на ряд европейских языках. Луи Арагон даже назвал ее самой прекрасной, после «Ромео и Джульетты», повестью о любви.

Айтматов всегда с гордостью говорил о том, что как писатель он «родом из шестидесятых», что за это он навсегда благодарен судьбе. Знаменитые «Повести гор и степей» Айтматов — «Верблюжий глаз» и «Тополек мой в красной косынке» (обе — 1961), «Первый учитель» и «Материнское поле» (обе — 1963), «Прощай, Гюльсары!» (1966), «Ранние журавли» (1975) были страстными то обличающими, то исполненными самой светлой веры и надежды повествованиями о подлинной человечности.

Официальное признание и читательский интерес к творчеству Айтматова увеличивался с каждой новой книгой, и после выхода сборника «Повести гор и степей» (первоначально в него входили всего 3 произведения) Айтматов становится одним из самых молодых лауреатов Ленинской премии (1963), затем трижды удостаивается Государственных премий (1968, 1977, 1983). В 1978 к титулу народного писателя Киргизской ССР присоединяется звание Героя Социалистического Труда. Айтматов работает в ЦК КП республики, Верховном совете СССР нескольких созывов, секретарствует в СП и Союзе кинематографистов СССР. С энтузиазмом встретив «перестройку» (несмотря на ее парадоксы — «Парадоксы перестройки» назвал Айтматов одну из статей, опубликованных летом 1990), он входит в Президентский совет, с 1988 возглавляет один из самых престижных журналов — «Иностранная литература», становится инициатором и организатором «Иссыккульского форума» — неформального миротворческого движения интеллектуалов различных стран. По замыслу Айтматов, это не симпозиум, не конгресс, не клуб, не международное совещание, а шерне (кирг.) — продолжение киргизской национальной традиции своеобразных философских бесед умудренных жизнью уважаемых людей, старейшин, о самом главном, на чем должен держаться мир. Осенью 1990 Айтматов отправляется послом в Люксембург. «Становлюсь дипломатом» — так было озаглавлено интервью, данное им в те дни «Литературной газете» (1990. 7 нояб.). Но уже 6 марта 1994 в интервью газете «Невское время» Айтматов подчеркивает, что отошел от политики во имя литературы: «Общечеловеческие ценности остаются незыблемыми, донести их до людей — моя задача». Впрочем, позднее А. вновь возвращается к идее возможности соединения литературной и государственной деятельности, приняв назначение послом республики Кыргызстан в Бельгии.

Творчество Айтматов во многом уникально; острота нравственной, философской, социальной проблематики сочетаются у него с поэтикой, наследующей традиции Востока и Запада, русского психологизма и латиноамериканской «мифологической школы», а также многовековой опыт киргизского и казахского устного народно-поэтического творчества. Высокая трагедийность и вдохновенный лиризм образуют неповторимую эмоциональную атмосферу его книг. Возрастающая масштабность мышления Айтматова — философского и футурологического — расширяет художественное время и пространство его произведений. Все сильнее ощущается в них связь каждой отдельной личности с жизнью всеобщей, а судеб человечества — с мирозданием. Все это уводит писателя от ставших тесными рамок повести к сложным структурам многопланового романа.

Изменяется и характер фольклоризма Айтматов Включение элементов устного народнопоэтического творчества всегда придавало произведениям писателя особый национальный колорит, особую «живописность» и эмоциональную выразительность. Но ни «Плач белой верблюдицы» в «Прощай, Гюльсары!», ни тени героев знаменитого киргизского эпоса «Манас» за плечами «ранних журавлей» — мальчишек военных лет из одноименной повести — еще не играли в худож. системе ранней прозы Айтматов решающую роль. Всепроникающая магия айтматовского мифа уже предчувствовалась в диалоге Матери-земли и Матери Человеческой — Толгонай («Материнское поле»). Эта магия нарастала и укрупнялась в «Белом пароходе» («После сказки», 1970), в истории рода легендарной Матери-оленихи. Особое значение мифа приоткрылось в повести «Пегий пес, бегущий краем моря» (1977), где «слились, как море и небо у черты горизонта, специфика нивхских легенд и реалий повседневности, а в роковом Великом Тумане растаяли, растворились временные границы действия. Только Природа и Люди, Человек и Океан, только быстротечность и одновременно бесконечность жизни, где может быть один-единственный закон — нравственный».

Новый этап творчества Айтматов открывается романом «И дольше века длится день» (второе название — «Буранный полустанок», 1980). В 1990 опубликовано дополнение — «Повесть к роману» — «Белое облако Чингисхана», где судьба одного из самых трагических героев — учителя Абуталипа — развивается в соотнесенности с древней легендой. В 1986 появляется «Плаха» — «роман-крик» об опасности восхождения на плаху всего человечества.

В первом романе Айтматов, от начала и до конца посвященном жгучим современным проблемам (ими живут люди маленького полустанка Боранлы-Буранный, как и вся большая страна), возникает тема легендарного прошлого, образ страшной казни с помощью обруча из верблюжьей кожи — шири (кирг.). Самый первый вариант названия роману дал именно этот образ — «Обруч». Шири палачи надевали на голову пленника, кожа засыхала, и человек от невыносимой боли терял способность мыслить, хранить память. Он становился манкуртом — «чучелом прежнего человека». Он даже мог убить свою мать... Возникнув в мифологическую эпоху, древняя легенда откликнется в романе темой совр. манкуртизма, поразившего многих героев, начиная от рядовых обывателей и кончая главами государств. Чтобы показать, как именно это происходит, Айтматов рассказывает не только историю разрушенной святыни — древнего кладбища Ана-Беит, он обращается и к будущему — к теме контакта с внеземной цивилизацией. Кроме современного и легендарного, в романе появляется третий сюжет — научно-фантастический — наиболее спорный, не принятый многими читателями и критиками, о чем свидетельствуют обширные материалы из периодики тех лет.

Специфика айтматовской романной формы — в соединении на первый взгляд несоединимого. С одной стороны, современный сюжет произведения раскрывается в лучших традициях жизнеподобного реализма в его национальном выражении (почти единогласной была оценка образа Едигея как одной из самых больших удач романа). Что же касается будущего, то здесь Айтматов приводил в действие иной художественный механизм — жанр притчи, когда полностью может исключаться «обстановочность», действующие лица не наделяются разработанными характерами и т.д. Автор как бы предлагает читателю свои условия игры — возможность собственного моделирования деталей в «предлагаемых обстоятельствах». Главное здесь для Айтматова — мораль притчи, ее категорический нравственный императив.

Подобное художественное решение Айтматов вызовет еще более бурную дискуссию, когда в «Плахе» (1986) Айтматов противопоставит бурям современности не традиционного для советской литературы пожилого мудрого «человека трудолюбивой души», а искреннего, честного, ищущего, но слабого, беззащитного в своей инфантильности представителя совр. молодежи Авдия Каллистратова. Утверждая взаимосвязь времен, идею преемственности самых высоких нравственных идеалов человечества, Айтматов предлагает на этот раз сопряжение сюжета конца XX столетия с сюжетом библейским. Несмотря на попытки ряда критиков упрекнуть Айтматов за обращение к «чужому для него материалу», которым он вдобавок «не владеет», сам по себе интерес писателя к идеям и образам христианства не случаен. Об этом говорит и опубликованный в 1988 отрывок из нового романа «Богоматерь в снегах». Но вновь самую высокую оценку читателей и критики получила современная линия «Плахи» — экологическая, впрочем, тоже насквозь проникнутая поэтикой мифа (в романе рисуется удивительная судьба волчьей семьи, а волк — традиционная для ряда мифов фигура), была «положительно отмечена» острота социальной проблематики романа (уже угрожающий самой идее человеческого бытия бюрократизм, браконьерство, наркомания), а библейские сцены романа вызвали резкие упреки, в т.ч. особо убийственное противопоставление М.Булгакову. Как правило, критикой не принимался во внимание даже тот факт, что библейские образы в романе «представляет» не автор, а его герой — недоучившийся семинарист.

Еще большее недоумение вызвал у критики роман Айтматова «Тавро Кассандры» (1994), в котором на смену ядерному апокалипсису урочища Ана-Беит и апокалипсису экологическому — Моюнкумской саванны — на этот раз приходит апокалипсис «генетический». Отказавшийся вернуться с орбиты русский ученый-космонавт открывает лучи, позволяющие выявить нежелание человеческих зародышей увидеть свет, чтобы не участвовать в дальнейшей мистерии Мирового зла. Еще один роман-крик, роман-предостережение. Футурологические прогнозы Айтматов становятся все более трагическими. Но Айтматов следует своему credo, сформулированному еще в начале 1970-х: «Литература должна самоотверженно нести свой крест, вторгаться в сложности жизни с тем, чтобы человек знал, любил, тревожился за все доброе, лучшее, достойное в себе, в людях, в обществе» (Автобиография). К 1990-м Айтматов становится, по данным ЮНЕСКО, одним из наиболее печатаемых писателей на земном шаре.

С.Ф.Бикбулатова

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. с. 29-32.


Сочинения:

Собрание сочинений: в 3 т. М., 1982-84;

Восхождение на Фудзияму / в соавт. с К.Мухамеджановым // Мухамеджанов К. Дар доброты: пьесы. М., 1986;

Статьи. Выступления. Диалоги. Интервью. М., 1988;

Буранный полустанок. Плаха: романы. М., 1989;

Тавро Кассандры: роман // Знамя. 1994. № 12.

Литература:

Воронов В.И. Чингиз Айтматов. Очерк творчества. М., 1976;

Мирза-Ахмедова П. Национальная эпическая традиция в творчестве Чингиза Айтматова. Ташкент, 1980;

Исенов А. Психологизм современной прозы: на материале творчества Чингиза Айтматова. Алма-Ата, 1985;

Рыскулова Ж. Восприятие творчества Чингиза Айтматова в англоязычных странах. Фрунзе, 1987;

Базаров Г. Прикосновение к личности: Штрихи к портрету и образу Чингиза Айтматова. Фрунзе, 1988;

Гачев Г.Д. Чингиз Айтматов: В свете мировой культуры. Фрунзе, 1989.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС